Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Palantir
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ:
обещанное переоткрытие desolate! мы снова с вами!
Вверх

Вниз

Naruto: Desolate

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Naruto: Desolate » Во власти снов » куда идём мы, друг?


куда идём мы, друг?

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

куда идём мы, друг?
http://s6.uploads.ru/PZ8cV.jpg
место и время
Коноха, вечер после похорон
участники
Uzumaki Boruto, Mitsuki

описание
Смерть не спрашивает, кого ей забирать; Боруто не говорит никому, что хочет уйти; но после похорон Седьмого Хокаге Мицуки совсем не удивляется, перехватив друга у ворот деревни.

+2

2

Мы впервые осознаем, что такое смерть лишь тогда, когда теряем близких нам людей.
http://funkyimg.com/i/2kg2s.jpg

«Нет, нет, нет. Прошу тебя. Не оставляй меня. Останься. Так не должно было случиться. Я молю тебя. Пожалуйста, отец не уходи!!!»
Боль в груди не унималась. Слова поддержки не помогали. Какого черта они все говорят что-то? Разве его кто-то поймет? Потерять человека и понять, как он был дорог  лишь в конце. Не ценить того, что было, но когда начинаешь – теряешь. Больно. В груди так больно. Как? Как дальше с этим жить?

«Папа», - слезы вырвались наружу, руки сжались в кулаки. Было настолько больно, что передать эти чувства не возможно, как и описать. Комок в горле не позволял что-то говорить, он лишь смотрел на всех пустыми глазами.
Шел сильный дождь. Даже небо плакало потеряв такого человека.  Мир не мог быть к этому равнодушен, что уже говорить об их жителей. Все были тут на площади и провожали своего седьмого Каге в последний путь.

«Это не правда! Ты не мог погибнуть! Это все клон, ведь так? Сейчас он взорвется и ты появишься в дали, помашешь нам рукой и скажешь, что просто заработался. Что все это случайность и что ты извиняешься. Я снова тебя возненавижу, но буду счастлив. Я буду счастлив, если вновь увижу тебя, отец. Перестань лежать там, хватит! Вставай! Уже…уже не смешно».
Ногти вонзились в ладонь, оставляя маленькие кровавые ссадины, а голова блондина опустилась вниз. Он сильно зажмурился и тихо заревел. По настоящему. Так по детский, что даже сам такого не ожидал.
Он не смог ему помощь, не был тем, кого хотел Наруто? Он всего лишь избалованный ребенок, который ничего не понимал и хотел лишь внимания своего отца. Вот и все. А теперь, когда его не стало, он понял другое, чтобы там ни случилось, но он даже пропадая в работе, был близок к нему. 

«Вставай, прошу».
Дождь лил так сильно, что вся одежда давно промокла, но никто не двинулся с места. Все молча провожали его. Приносили цветы. Плакали. Кажется, что в свое время отец Боруто смог заполучить все сердца Конохи.

«Да, я знаю отец, это была твоя мечта. Чтобы тебя признали. Так это случилось, почему ты решил оставить все это?»
Подняв голову вверх, Боруто закрыл свой глаза. Перед его взором появился Наруто, такой  счастливый, такой живой. Он в детстве часто проводил время с сыном и был для него первым лучшим другом. Потом появилась Химавари и кажется, что мир в какой-то степени стал идеальным. Он и был таким, но Боруто не видел этого. Не хотел видеть, ссылаясь на то, что все это не важно.
Не известно сколько проходили похороны. Не известно, кто что ему говорил в тот момент. Он видел лишь печальный взгляд матери, которая осталась одна вместе с детьми, он видел, как плачет его маленькая сестренка, которая всегда защищала отца. Он видел лишь боль и печаль, которая была в их семье. В первую очередь они потеряли отца и мужа, а уже потом Хокаге. Поэтому, все это, все это просто…

Все закончилось. Люди медленно расходились. Начало темнеть. Никто не тронул Боруто, он остался там наедине с отцом. Медленно подойдя к его могиле, Узумаки встал на колени и заревел очень громко. Он больше не мог сдерживать себя.
- Отец, прости меня, пожалуйста. Не оставляй нас! – медленно дотронувшись до плитки, парень содрогнулся от его холода.
- Я отомщу за тебя, я обязательно отомщу, слышишь? Прости меня, - просидев так довольно долго, блондин встал на ноги и медленно поплелся в сторону дома. Вот только он не стал заходить туда. Прекрасно знал, что мать не одна. Знал, что придут близкие друзья, которые постараются поддержать. Только он этого не хотел. Он медленно шел к воротам Конохи. Да, именно туда ему и надо. Побыть одному, найти убийц и отомстить за отца.
Пробираясь через пустые улицы, промокнув до костей, Узумаки оказался возле огромных ворот деревни. Все было таким серым, скудным и безразличным. Словно жизнь в деревне умерла вместе с их седьмым Хокаге.
Убрав руки в карманы, мальчишка повернулся назад. Его взгляд был устремлен на лица Каге, и замерло на изображение отца.
- Я знаю, что был не самым лучшим сыном, но папа, я отомщу за тебя. Прости, что иду не по твоему пути, но дай мне время! Я отомщу и вернусь, чтобы защитить то, что тебе было дорого!

Отредактировано Uzumaki Boruto (29-11-2016 13:53:13)

+3

3

На краю земли, по тропинке ночи
Ты уходишь прочь, я бегу по следу
Страж ворот земных отвечать не хочет-
Нечем мне помочь, мне твой путь неведом.

Деревня скорбела.
Смерть ужасна не сама по себе. Она пугает тем, что неминуемо забирает самых близких, родных и дорогих людей, не делая скидки на статус и силу. Можно сколько угодно злиться и отрицать ход самой жизни, но она закончится смертью — в холодной могиле, в окружении всей деревни, в слезах природы и любящей семьи.
Мицуки стоял в толпе, не смея подойти ближе ни к могиле Седьмого, ни к Боруто. Вокруг тех, кто переполнен горем, всегда появляется невидимая глазу, но физически ощутимая аура. Дождь лил стеной, но даже сквозь него были видны слёзы в глазах Хинаты-сан и то, как Химавари испуганно цеплялась за ладонь матери. Не нужно быть шиноби, чтобы угадать, что именно спрашивала маленькая девочка: «Почему папу закопали?», и хотя она наверняка знала ответ и всё прекрасно понимала, легче от этого никому не становилось.
Ни ей, ни Боруто, ни деревне, потерявшей и лидера, и символ, и великого человека.
Мицуки принёс цветы — белые лилии. В горле встал ком, мешая дышать и глотать. Многие плакали, даже взрослые и старики, те, кто знал Наруто ещё ребёнком, но Мицуки чувствовал внутри такую ужасную, сосущую пустоту, из-за которой не мог выдавить ни слезинки. Если бы смерть Каге оказалась какой-то безумной, отвратительной шуткой или вражеской иллюзией, он бы зубами перегрыз этому шутнику горло и вырвал глаза. Только ни одна шутка не длится вечно и ни одна иллюзия не способна обратить в пыль мечты и надежды целой деревни.
Попытавшись сглотнуть комок, Мицуки только наглотался дождя и едва не упал в грязь, пока на деревянных ногах шёл к надгробию вслед за Сарадой — возложить цветы и почтить память… Проклятье! Он шмыгнул носом, неспособный заплакать навзрыд, посмотрел на могилу сухими, красными от напряжения глазами, и низко склонил голову, почти уронил на грудь.
Узумаки Наруто — легенда. Он великий герой и сильнейший шиноби в мире, наравне с ним был только Учиха Саске, давний соперник и друг. Но теперь Саске не с кем соперничать, и друга у него тоже нет, зато на плечи свалилась целая осиротевшая деревня — и Мицуки было слишком страшно, чтобы просто представить, как мог переживать эту смерть такой человек. И ещё страшнее было смотреть на Боруто, который плакал, рядом с которым постоянно кто-то был, что-то говорил, как-то утешал. Они словно пытались спугнуть смерть, оттолкнуть её в сторону, чтобы она не забрала с собой следом и сына Наруто — потому что Смерти всё равно, кого забирать.
Подходить и тоже лопотать что-то сочувственное и беспомощное Мицуки претило. Он не любил пустых слов, предпочитая либо действовать, либо думать, и последнее, пожалуй, было лучшим выходом. Ни Боруто, ни ему самому не нужны сочувственные хлопки и слёзы. Они не вернут к жизни. Не сдвинут с сердца неподъёмный камень горя. Лучше отступить, скрыться за пеленой дождя и подождать, пока все разойдутся. Мицуки слишком хорошо знал Боруто и не сомневался, что ему, как никому другому, нужно было остаться с отцом наедине. Попросить прощения. Сказать то, что мог услышать и понять только Наруто Узумаки, самый лучший Хокаге и не самый лучший, зато преданный и добрый отец. В глубине души Мицуки всегда немного завидовал Боруто и его большой, дружной семье, а сейчас от подобных мыслей его скручивало болью.
Семья потеряла мужа и отца. Коноха — душу.
Дождь всё лил и лил, люди разбредались по домам. Вместе с Хинатой-сан шла мать Сарады, обе плакали, не сдерживаясь, и даже в объятьях друг друга они не могли найти утешения. Мицуки чувствовал стыд за то, что следовал за ними тенью, но он должен был проследить, чтобы близкие Боруто вернулись домой, чтобы с ними — всеми — всё было в порядке. Как бы ни хотелось остаться, обнять маленькую Химавари и заварить крепкий чай для Хинаты-сан, Мицуки понимал, что здесь и сейчас он лишний. И что быть ему нужно, жизненно необходимо, просто надо и всё, без объяснений — у ворот Конохи, потому что…
Боже правый, ну разве он не знал Боруто, как самого себя?
Он застыл у ворот, подставив лицо острым струям. Холод давно пробрал до костей, одежда липла к телу, но дождь наверняка будет идти ещё несколько дней. Мицуки ни о чём не думал и ничего не планировал, просто стоял, тяжело привалившись к тяжёлой створке и глядя в одну точку. Когда из-за стены дождя вынырнула знакомая сгорбленная фигура, он подобрался и собрал остатки мыслей в одно целое.
— Уверен, он услышал тебя, Боруто, — тихо сказал Мицуки, сглотнув, наконец, мерзкий комок. От слов друга его бросило в жар, а затем — в холод, и глазам стало больно и мокро, только совсем иначе, чем от дождя. Вытерев их мокрым насквозь рукавом, Мицуки заставил себя говорить дальше, выталкивая слова через силу — слёзы душили, словно у них были руки. — И я тебя тоже слышал. Я пойду с тобой. Мы ведь команда? И должны помогать друг другу.
Даже если Боруто прогонит его или накричит, или скажет, что это не его дело — хотя как это не его?! — Мицуки не сдвинется с места. Если надо, пойдёт без разрешения, потому что настоящий друг, тот, каким он всегда хотел стать для Боруто, не отступит без боя.
А если Боруто примет его помощь — тем более.

+4

4

Больно? Не рассказать и не описать эту боль, которая с каждой секундой становилась все больше. Он благодарен судьбе, что мог сказать что-то приятное перед смертью своего отца. Что смог объяснить ему о своих чувствах, а отец его понял. Он понял все, что творил его сын, зачем он это делал. Было ужасно стыдно за тот поступок на экзамене, чтобы доказать свою силу, он пошел на обман, чтобы вырасти в его глазах, он переступил через себя, сам того не понимая, но потом все изменилось. Тогда Узумаки решил, что вновь нашел своего отца, того самого, которого ему всегда не хватало. Доброго и очень приветливого, того, кто будет с ним до конца.
Вспомнились его слова. Когда Боруто рявкнул на мать, что лучше расти без такого отца, чем с тем, который все время себя отдает деревне и не уделяет внимание своей семье, что путь ниндзя, который он так хвалил ужасен. Он ошибался? Ведь когда их Хокаге умер, все испытывали боль. Казалось, что этот человек никогда не умрет и всегда будет с ними. Казалось, что лучшего Каге никогда в деревне не было и не будет. Да, он слышал от людей, что Наруто сделал самое невероятное, из простого неудачника, он стал великим шиноби, который множество раз спасал своих товарищей и свою деревню. В какой-то момент деревни вовсе объединились и стали чем-то огромным и непобедимым.

Боруто рос именно в то время, когда не было ничего опасного и ничего ужасного. Он рос не понимая, что бывает, когда мир совсем другой. Когда деревни воюют. Для него это лишь история, которая написана на свитках или в книгах, а не реальность. Ощутив впервые боль от потери, до него неожиданно дошло, что все не так просто. Что все его страдания – это пустой звук. Сам себе придумывал, сам страдал и искал жалость со стороны. Глупо. Какой же он был глупый. Почему это приходит лишь с потерей? С огромной потерей в первую очередь для него.

Даже сейчас стоя около ворот, Боруто переполняла решимость, но было в этом и эгоизм. В отличие от него, сестренка всегда была ближе к отцу и защищала его даже от своего брата. Она понимала то, чего не мог понять ее старший брат.
Смотря на статую еще некоторое время, Боруто хотел было пойти дальше, как услышал до боли знакомый голос своего товарища. Да, он больше времени шлялся с Сарадой, но сейчас был тут рядом с ним.
«Услышал?»
Тяжело понимать, что порой такие слова лишь для утешения. Ведь никто не знает, что по ту сторону, что после смерти. Отец заслужил отдыха, но явно не такого. Ведь впереди еще столько всего должно было быть. Да, он хотел быть шиноби, он хотел показать отцу, кем является и насколько силен, но не успел. Он просто-напросто не успел это сделать.

- Это опасно, оставайся в деревне, - холодно произнес Боруто. Он не злился на своего товарища, нет, он просто не хотел, чтобы Мицуки пострадал. Больше времени он всегда проводил с другими ребятами, но этот светловолосый парнишка стал для него кем-то родным все равно. Команда, которая отличалась от других, где были потомки самых сильных шиноби в истории и Мицуки всегда выделялось из толпы.
Опять поняв, что Боруто ничего не знает о своем друге, отогнал все эти мысли прочь.

- Не мешайся мне, оставайся тут и проследи за деревней! – уходя за ворота грозно произнес блондин и повернув голову в сторону приятеля добавил.
- Если пойдешь следом за мной, то я тебя вырублю, а может и побью.

+2

5

Конечно, Боруто отказался. А кто бы на его месте принял помощь с распростёртыми объятиями? Гордость не позволит, упрямство и просто уверенность в том, что твои слёзы не должен никто видеть. Обычно людей в таком состоянии оставляют в покое и не дёргают лишний раз, но ведь Боруто сам не сидел на месте! И это заставляло нервничать как никогда раньше.
Будь это кто-то другой, Мицуки по первой же просьбе, больше похожей на угрозу, отступил и не стал бы навязываться, но с Боруто такое невозможно. В деревне найдётся кому следить за безопасностью, им просто повезло, что у ворот никого не встретилось, а вот уходить в одиночку куда глаза глядят – это чистое безумие. И сумасбродство. И ещё множество умных слов, которые никак не могли переубедить Боруто, и самого Мицуки, если честно, тоже не трогали за душу. Намного сильнее задели холодный тон друга и его решимость дать отпор. Останавливать или рассказывать взрослым Мицуки никогда бы и в голову не пришло, а чем ещё он мог помешать – непонятно. Разве что уйти в свои мысли и пропустить возможную опасность, которую Боруто явно придумал на ходу, чтобы от него отцепились. Ну уж нет!
- Я не буду мешать, обещаю, - в своей привычной манере ответил Мицуки, спокойно и мягко. Некоторым взрослым его тон казался издевательским, но это всего лишь результат гармонии где-то в душе. Поколебать её смогла лишь смерть Наруто, и по дрожащим рукам это было слишком заметно, потому Мицуки скрыл их длинными рукавами. И упрямо наклонил голову, будто собирался бодаться с Боруто невидимыми рогами.
- Ты действительно не хочешь, чтобы я пошёл с тобой? Сам же сказал, что там опасно. – На тренировках они никогда не сражались так, чтобы навредить друг другу или смертельно ранить. Конохомару-сенсей просто не учил их этому, однако вбитые намертво в тело рефлексы (говорить «спасибо» надо, скорее всего, отцу) подсказывали, в какой момент увернуться, а в какой – ударить. Не то чтобы Мицуки был жутко сильным, но в ближнем бою он точно мог противостоять Боруто, если тот всё-таки попробует его «побить». Только этого им не хватало!
Мицуки снова шмыгнул носом, не желая ссориться с лучшим другом. И драться с ним.
И вообще – почему он спорит, а не поступает по-умному?
- Ладно, - покладисто отступил на шаг Мицуки, не сводя с Боруто внимательного взгляда. – Я не желаю с тобой ругаться или драться. Иди. Но будь осторожен, пожалуйста.
Всё внутри протестовало против этого маленького обмана, но Мицуки терпеть не мог доказывать свою правоту тем, кто совершенно не хотел (и не мог) об этом слушать. Мысли друга находились сейчас безумно далеко от ворот деревни, так что когда он скрылся за ними, Мицуки тоже исчез. Бесшумно нырнул в лес, густые кроны которого скрывали силуэт, а дождь и ветер скрадывали шаги. Наблюдать издалека – не самый приятный вариант, но он всё-таки лучше, чем как дурак остаться в деревне и ждать неизвестно чего. Зная Боруто, Мицуки боялся, что тот может и не вернуться.
«Извини, - виновато подумал Мицуки, чувствуя, что камень на душе становится тяжелее с каждой минутой. – Я не могу бросить тебя одного в таком состоянии. Вряд ли ты встретишь кого-то опасного, но это у вас, Узумаки, семейное – влипать в неприятности».

+1

6

Друг. Когда они успели стать близкими друзьями? Ему часто казалось, что есть куча ребят, которые куда ближе ему, чем Мицуки, который появился бог знает, откуда и бог знает кем является. Но ему доверяли. А Боруто верил. Пусть он и был странным. Мицуки не только внешни отличался от многих, он так же был из другого теста. Его манера общаться, его манера поведения, все это отличалось от того, что привык видеть блондин. И сейчас, когда у него все внутри горит рядом с ним стоит именно он. Промокший до нитки. Стоит тут и смотрит на него.

Опасность? Какую он опасность ожидал? Любую. Мало ли что могло случиться. Потерять отца самое ужасное, что с ним случилось за всю его жизнь. Но больше всего его расстраивал тот момент, что он не смог с ним нормально поговорить. А еще в нем было столько вины, что он не мог себя простить. Это самое сложное. Простить себя. Простить за то, что много лет был тем, кто вставлял палки в колеса. Простить себя за то, что не понимал важного. Хокаге всегда жертвует всем, это ведь его обязанность. Как он не мог понять главного?  Отец желал помогать и для него семья была вся деревня. Смерть привела к тому, что деревня окутала такая огромная туча, что кажется, она никогда не рассеется. Да, уже никогда не будет, как раньше. Придя в этот мир и в эту деревню, Узумаки Наруто делал ее светлее. Он пошел по тому пути, который был самым сложным и не раз спас людей, не раз спас своих товарищей. Пусть гения всегда самый сложный и одинокий, но его отец не сдавался. Как сейчас не сдаться и его сын. Он обязательно унаследует огонь своего отца. Чтобы память о нем всегда жила. Он обязательно измениться, станет лучше. Но сейчас его мысли были полны лишь тем, чтобы отомстить тому, кто забрал солнце у его деревни. Отомстить тому, кто забрал его отца.

Так быстро сдался? Что же. Боруто лишь проследил за своим другом, который отстал. Вот только именно этого хотел блондин? Остаться наедине с самим собой? А правильный ли выбор сделал Узумаки? Что сделано, то сделано. Пора думать не только о себе. Пора думать о тех, кто ему дорог, так как это сделал бы его отец.

Отвернувшись, Боруто пошел прочь из деревни. Перед глазами возникали кадры из его детства, где он много времени проводил с отцом. Тогда он был все же куда чаще  с ними. Часто воспитывал его и пытался, странные вещи вбить в его светлую детскую голову. А когда родилась Химавари, как они были счастливы. Черт возьми. Как все это могла в один момент обернуться таким ужасом.
Тяжело вздохнув, Боруто пнул камень, который стоял на пути. Куда именно идти он пока не знал, просто знал, что ему надо искать того, кто осмелился убить его отца. Надо найти и уничтожить. Да, это не совсем верный путь, так как ненависть ни к чему хорошему не приведет, вот только это мало его интересовало.
- Черт, - злобно рявкнул Узумаки. Ненависть поможет ему. Она придает сил. Чтобы там ни говорили, но именно мысли о мести помогли ему пойти.
Кажется, что Боруто потратил полдня на то, чтобы пройти не маленький путь, как его ноги начали медленно отказывать. Блондин не отличался трудолюбием и не тренировался, как другие, считал, что это пустая трата времени. Ему и ниндзя-то особа не хотелось быть. Поэтому многие навыки в нем не развиты, тоже самое, можно сказать про выносливость.

Не далеко от деревни на пути у Узумаки встретились группа ребят, которые были его старше не на много. Боруто собирался пройти мимо них, не говоря ни слово, но его задержали положив руку на плечо.
- Ты куда, малец?
- Какая вам разница. Не трогайте меня, - холодно, но все же с нотой злобы произнес блондин и отмахнулся от руки незнакомого парня. Этот жест не понравился ребятам, поэтому они начали доставать блондина. Если первое время он молча смотрел на них, то после у него все вырвалось. Собрав все силы в кулак, мальчишка хорошенько избил местную шпану и фыркнул.
- Выходи уже, хватит, я знаю, что ты тут, - Боруто хоть и не отличался особыми способностями, но ему сразу показалось странным такое быстро отступление.  Да и пока он был в пути, чувствовал, что кто-то рядом и смотрит на него.

+2

7

Прошло совсем немного времени с того момента, как они ушли из деревни. Для неподготовленного человека такое расстояние могло показаться непомерно огромным, но шиноби каждый день пробегают намного больше. Одна дорога домой из далёкого селения могла длиться неделю, что уж тут жаловаться. По размокшим от дождя дорогам, правда, идти намного труднее, а с такой утратой, как у Боруто, вообще удивительно, что он забрался так далеко. Видно, природное упрямство Узумаки проявилось и толкало его вперёд вопреки мерзкой погоде, родным, оставшимся в деревне, и здравому смыслу. Будь здесь Сарада, она бы без колебаний врезала упрямцу по дурной голове и потащила назад, а Мицуки считал такой способ слишком… взрослым, что ли.
Боруто не маленький ребёнок, а они – не его родители.
Наблюдая издалека, Мицуки то останавливался, чтобы вытереть с лица воду, то ускорялся, чтобы опередить друга и проверить, всё ли в порядке на дороге. Иногда от непогоды падали старые деревья, иногда на путях между деревнями устраивали засады разбойники, иногда случалось всякое, и к этому следовало быть готовым. Конечно, они слишком близко к Конохе, чтобы встретить даже самую жалкую шайку разбойников, а деревья всегда вовремя убирались, но когда целую деревню охватил траур, можно не заметить медведя под носом. Потеря человека, воплощавшего в себе Волю Огня, ослепляет.
Пока всё шло неплохо: Мицуки бесплотной тенью следовал за другом, пытаясь придумать подходящие слова на случай, если Боруто его всё-таки заметит. Числился за ним такой грешок – преувеличивать способности напарника, но Боруто действительно был необычным, и глупо не ожидать от него чего-то настолько же великого. Догадаться, что быстрое отступление – это слишком просто и потому подозрительно, не сложно. Только вот Мицуки не строил иллюзий, думая, что мысли Боруто заняты кем-то другим, кроме отца. С его стороны это было бы ужасно эгоистично.
Группу подростков Мицуки заметил издалека; они особо и не скрывались. Судя по одежде, они ещё не стали чунинами, хотя были старше на несколько лет. На них Мицуки было в общем-то плевать, как на всякого, кто не находился сейчас в деревне, оплакивая смерть Хокаге. Даже АНБУ отозвали с заданий, чтобы те пришли на похороны, а эти… Пройди они мимо, Мицуки и не обратил бы на них внимания, но они зачем-то прицепились к Боруто. Разве не видно, что он не хочет ни с кем разговаривать?
«Это они зря».
Ветка была скользкая, но достаточно толстая, чтобы уверенно сидеть на корточках и не падать. Чакра ровным потоком текла сквозь подошвы, намертво приклеивая тело к месту. Дождь ослабел, и Мицуки хорошо видел все движения подростков. Напугать их, выпрыгнув на дорогу, не составит труда, однако он не сдвинулся с места. Боруто не слабая девчонка, чтобы спасать его от жабы, засевшей в луже. Он мог и обидеться, реши Мицуки ему помочь, так что лучше просто смотреть, как друг избивает глупых подростков. Им будет урок на будущее, а Боруто выплеснул хотя бы часть бурлящих внутри эмоций...
- Упс. – На слух он ещё не жаловался, но тут Боруто правда застал врасплох. Порадовавшись, что друг его засёк, Мицуки мягко спрыгнул на дорогу позади Боруто и чуть склонил голову на бок. – Ты меня заметил. Что и следовало ожидать… - добавлять «от сына Седьмого» было бы полнейшим свинством, так что Мицуки оборвал фразу и подошёл поближе, разглядывая с каким-то исследовательско-научным интересом подростков, которые валялись без сознания. Наверное, примерно так же смотрел Орочимару на подопытных крыс и лягушек. И не только на них.
- Я не мог тебя оставить, - а в глазах читалось: теперь-то не прогонишь? - Куда пойдём?

+3

8

Его это немного разбавило. Заставило вновь дышать. Немного драки никому не мешало. Да, просто замечательно. Стоит почаще такое устраивать. Некая разгрузка, как эмоциональная, так и физическая. Ему это было необходимо. Видимо кто-то все же наверху присматривает за ним, раз отправляет ему вот такие вот подарки судьбы. Может, стоит уже вернуться домой и быть с близкими? Поддержать их? Наверное, со стороны кажется, что это глупая ошибка. Подвергать себя опасности, чтобы отомстить. В голове были голоса, которые не оставляли его в покое. Он должен был отомстить и все, остальное было не важно. Не важно, что будет с другими, не важно, что он причинить очередную порцию боли. Боруто никогда не отличался заботливостью, никогда не был человеком на которого можно положится. Он просто был рядом и иногда издавал противные звуки. Нет, он говорил, но обычно это было что-то не важное, ну или агрессивное, потому что он не мог простить отца. Только вот смог это сделать, как его не стало на этом свете. Судьба – вот настоящая злодейка, которая всегда смеется, которая всегда выигрывает бой. Она кидает нам испытания с которыми сложно бороться, с которыми люди ломаются и исчезают. В какой-то момент сам человек стирается из-за того, что много времени был не в себе. Состояние «депрессия» охватывает полностью и не оставляет после себя ничего. Разве что пустоту, которая в свое время сжигает все в груди. Никуда не деться, никуда не спрятаться от того, что может разорвать тебя изнутри. Со своими демонами приходится бороться только самим. Пусть кто-то и будет рядом говорить сопливые слова, все это не поможет, если человек этого не захочет. Говорят, что его отец умел переубеждать. Говорят, что он мог направить людей на правильный путь. Узумаки Наруто был героем, которого этот мир заслуживал. Он смог превратить войну в мир, смог спасти всех, а потом так глупо погибнул. Видимо совсем растерял хватку, с кем не бывает. Только потери были колоссальными.  Но стоит оглянуться и как все становится понятно. Наруто не просто погиб, даже его смерть сделала свое дело. Мир между пятью странами – это то, что он оставил после себя. Никто не будет покушаться на страну, которая в союзе с такими великими. Коноха может спокойно оплакивать своего героя, своего Хокаге.

Боруто многое понял, но не мог это принять. Сложно как-то в одно мгновение изменить свое мировоззрение. Хотя, быть может, он уже давно его поменял, но так отчаянно скрывал, что не стал никому говорить и все засунул глубоко в сердце. Он знал, что ему придется с этим жить и знал, что сейчас его немного отпустило. Драка ясность уму не дало, но он хотя бы перестал быть напряженным, выпустив пар.

- От сына седьмого? – с кривой улыбкой произнес блондин и отвернулся от своего товарища. Не понятно когда, но видимо они стали близкими друзьями. Возможно, что именно так и начиналась дружба между его отцом и его другом.  Ему еще предстоит все узнать, но не сейчас.

- Я не знаю куда они делись, но я хочу отследить их. Знаю, шансы очень малы, да если и найдем их выиграть бой, возможно не удастся, но я не отступлю. Я должен отомстить за отца. Мицуки, ты уверен, что хочешь последовать за мной? Мы не были близкими друзьями, я даже не знаю до сих пор про твоих родителей, не знаю, откуда ты и кто ты, - тихо произнес Узумаки. Он словно медленно отстранялся от него. Голова была опущена, а взгляд был прозрачным.

- Но он был моим отцом. Он был тем, кто действительно делал все ради деревни, пусть и жертвуя нами. Мицуки, поможешь мне с врагами? Но ты должен обещать, если наступит момент, когда мы ничего не сможем сделать, ты уйдешь, вернешься в деревню и расскажешь о драке, чтобы они были готовы. Мы должны понять, мы должны найти слабые стороны тех, кто посмел покуситься на нашу деревню, на наш дом.
Кулаки сжались так сильно, что костяшки аж побелели.

+2

9

Телохранители Седьмого, охрана резиденции, опытные и сильные шиноби, сам Узумаки Наруто не сумел отбить из лап смерти свою жизнь – и Боруто считает, что они вдвоём справятся? Конечно, это было безумием чистой воды. Тем самым сортом сумасшествия, после которого мир не становится прежним, а будущее не окрашивается в радужные краски. По уму, им следовало вернуться в деревню, утешить родных и не думать ни о чём, но когда это Боруто прислушивался к доводам разума, а Мицуки - работал этим самым голосом?
Склонив голову на бок, словно в раздумьях, он разглядывал затылок друга. Кривая улыбка ему не понравилась, однако обижаться на неё было глупо. Когда вся твоя жизнь летит под откос, странно выглядеть счастливым и беспечным. Впору озлобиться на весь мир, и повезёт, если Боруто вообще примет помощь.
- За меня говорят мои действия, - спокойно ответил Мицуки, не видя смысла в пространных объяснениях. Что-то просто невозможно выразить словами. – Не будь я уверен, ты бы меня здесь не видел.  И… моё прошлое сейчас совершенно неважно. Если захочешь, я потом тебе всё расскажу, обещаю. Но ты сам сказал, что хочешь найти убийц Седьмого. Нам надо поторопиться в таком случае, иначе не останется вообще никаких следов.
Прозрачный взгляд Боруто выглядел страшно неправильно. Словно душу резким движением вытряхнули из тела, оставив невредимую, но пустую оболочку.  Мицуки чувствовал, что должен сделать хоть что-то, чтобы это исправить, но на ум приходили только глупые слова ободрения. Они ни капли не помогут, разве что сильнее обозлят. Обычно в таких случаях делают что-то неожиданное. Бьют по щекам, кричат, откалывают фокус или не смешную шутку. Но Мицуки никогда не был клоуном и шутом, никогда не кричал на друзей и тем более не бил их. И вместо кривлянья и пощёчин Мицуки решил сказать правду. Уж в прямолинейности он был мастером, этого у него не отнять.
- Когда ты станешь Восьмым Хокаге, я буду выполнять любой твой приказ, - с улыбкой сказал Мицуки, щурясь так, словно ему прямо в глаза наотмашь било невыносимо яркое солнце. – Но сейчас я клянусь, что помогу тебе победить любого врага. И не вернусь назад без тебя.
Искать преступников, когда все следы смыл дождь, а улики – слёзы скорби, наверное, самое бесполезное занятие в мире. Однако оно было необходимо Боруто, чтобы решить для себя что-то важное, чтобы отомстить, пусть бы «месть» и оказалась избиением попавшихся на пути разбойников или вражеских шиноби. Таковые наверняка остались, несмотря на объединение деревень под началом Седьмого. Переубедить всех невозможно, как и силой посадить семена мира в чужие души. Над ними надо работать, постоянно вспахивать это поле и поливать его собственным потом и кровью. Боруто наверняка закрывал на это глаза из-за упрямства и желания противоречить отцу, но Мицуки видел, что в нём уже что-то менялось… Неизвестно лишь, к лучшему или худшему?
Было бы здорово опуститься перед Боруто на одно колено, принося эту незатейливую детскую клятву, но Мицуки не хотелось пачкать штаны в грязи, поэтому он прошёл немного назад по дороге.
- Ты хочешь осмотреть место битвы? – «жертвовал» Узумаки Наруто своим сыном часто, если вспомнить, сколько раз Боруто ворчал на идиота-отца, постоянно пропадающего на работе. Мицуки в такие моменты сохранял нейтралитет, поскольку не смог бы привести достойных аргументов «за» и «против». Отец Боруто был рядом с ним – но бесконечно далеко. Отец самого Мицуки был Змеиным Саннином и отступником, учёным и исследователем. Слишком разные миры и отношение, чтобы сравнивать. Да и Мицуки-то не на что жаловаться, он выбрал свой путь. А вот Боруто – ещё нет.
- Мы найдём их слабые места, - увидев сжатые до белизны костяшки, Мицуки улыбнулся немного иначе. Той улыбкой, которую Сарада называла «жуткой». – И ударим по ним. Или найдём их самих, и тогда они пожалеют  о том, что сделали. Верно?
Это «верно» было сказано невинным и мягким тоном, чтобы разрядить по возможности обстановку – всё-таки на вкус Мицуки им ещё не хватало опыта и сил, чтобы разбрасываться столь громкими и пафосными заявлениями. Но чего не сделаешь ради друга.

+1

10

Наверное, сейчас и правда не имеет значения прошлое его товарища, который просто был рядом в сложную минуту его жизни. Это глупо, но все же он думал сейчас, как отец? Он переживал за своего товарища и мчался за не пойми кем. Так глупо, на самом деле. Просто рваться куда-то вперед в попытках найти того не знаю кого.

- Хорошо, ты обещал, - осадок от всего не отпускал. Ныть и плакать все еще хотелось. Разнести весь мир, чтобы этот день повторить и изменить – хотелось. Начать все сначала и действовать иначе – хотелось. Просто дайте второй шанс и все будет иначе. Он будет иначе смотреть на него и станет его другом. Перестанет вставлять палки в колеса. Только дайте ему повторить прошлое еще раз. Дайте изменить все события и быть тем, кем он хочет стать. Просто дайте ему очередной глупый шанс, который он так жаждет получить сейчас.
- В…восьмым?
От удивления, Боруто резко повернулся к нему и проглотил огромный ком. Это ведь значит, что седьмого больше нет.

«Нет-нет, не говори так, Мицуки, прошу тебя, не говори этого», - но все же на лице появилась улыбка и гнев одновременно. Он его не послушает. Не уйдет, оставив его помирать.
«Кто же ты такой, Мицуки? Наверное, надо думать иначе. Ты мой друг, Мицуки», - взгляд изменился на что-то нежное и ласковое.  Вот о чем всегда говорил отец? Его глупые речи и высказывание. Его попытки изменить деревню и объединить страны. Дружба. Которую Боруто не замечал.
- Верно, - взглянув на небо, произнес блондин.

- За смерть моего отца заплатят все, кто принимал в этом участие. Я не успокоюсь, пока не сделаю этого, но  я вернусь домой.  Я не умру, как он и не брошу вновь свою семью, - слезы вырвались наружу, вновь, они стекали по щекам. Узумаки не старался их спрятать, он просто смотрел на серое небо.

- Как ты думаешь – это небо плачет от того, что его не стало? Почему он всегда думал о всех, но только не о семье? Почему он…нет, не так, он думал о семье, но семья у него была чересчур большая, чтобы спасти всех. Ему пришлось пожертвовать собой и рискнуть всем.
Тот пыл, который был изначально улетучился. Ему стало печально. Гнев ушел куда-то на второй план. Ему стало просто грустно от того, что его нет. Что он ничего не может изменить и был не хорошим сыном. Он врал отцу и стал отступником. Почему? Почему так случилось?
Вновь сжав кулаки, парень наклонил голову и зажмурившись заревел.

- Я не смогу быть похожим на него! Он не оставил ничего после себя. Я не смогу быть восьмым, потому что не такой как он! Он идиот! Дурак! Он не должен был умирать!
Как маленький ребенок. Да, именно так. Он заплакал, как маленький ребенок, который потерял своего отца. Не как шиноби, который гордится тем, что сделал его отец-придурок, а как самый настоящий ребенок, который остался без важного для него человека.

- Мицуки…я…спасибо, - шепотом добавил Узумаки.

+1

11

Для Узумаки Наруто семьёй была вся деревня, это факт. Такой же неоспоримый, как и то, что он выше своей жизни ставил жизни чужие, благополучие и процветание Конохи, а ещё – только теперь стало ясно, как день – он обожал и вторую свою семью, маленькую, но наверняка родную и важную. Конечно, с точки зрения Боруто поведение отца невозможно было объяснить ничем, кроме равнодушия, а это оказалось неправдой – и что теперь делать? Корить себя, убиваться по упущенным возможностям, ругать небеса и богов. Вариантов много и Мицуки догадывался, в какое печальное русло утекли мысли друга. Он сам понимал, как далеки они, оказывается, были от истины, от чувств Седьмого, его настоящих – главных – забот. Просиживая ночи в кабинете за работой, Наруто таким образом строил будущее для жены и детей, что ничуть не легче, чем месяцами пропадать на опасных миссиях. Что Наруто, что Саске – одного поля ягоды, отцы, далёкие от своих родных, и в то же время живущие только ради них. Сложно понять это ребёнку, почти нереально осознать и принять правду вовремя.
Боруто потерял время – а значит, потерял всё. Те счастливые часы и дни, которые мог бы провести с отцом, дружить с ним, а не сторониться и злиться, что тот не уделяет ему достаточно внимания. Чего Мицуки не понимал, так это как реагировать на чужие страдания, что сказать, какими словами утешить? Гнев легко направить в нужное русло, со скорбью и печалью справляться сложнее. Они разъедают душу медленно, но неотвратимо.
- О нём плачет не только небо, - серое, безразличное и тусклое, оно набухло новой порцией дождя… или слёз. Когда умирали по-настоящему великие люди, природа никогда не стояла в стороне, об этом писали в книгах. И дождь – это очень в духе Седьмого, который не пожелал бы любимой деревне камнепада или смертельной засухи. Вода несёт очищение и облегчение, после неё остаются лужи, но не раны. Шрамы, разве что, но и они когда-нибудь зарастут. – Он сделал выбор. Не знаю, можно ли было поступить иначе… Пожертвовать одной семьёй ради другой? Вряд ли твой отец согласился бы променять тысячи жизней на три, он решил, что хватит и одной. Возможно, он думал, что справится. Выживет. Вернётся.
Боруто плакал – и Мицуки замолчал, чувствуя, что другу больше надо выговориться, чем слушать. Что бы он там ни думал себе о поступке Седьмого и его мотивах, это не имело значения. Отдать деревню, вытащив из лап Смерти семью, или пожертвовать самыми близкими людьми ради блага всех остальных? Такого ужасного выбора не пожелаешь и врагу. Мицуки вообще сомневался, что подобный выбор у Наруто был. Может… может, он с самого начала знал, что умрёт. И был готов к этому, как и все шиноби его поколения. А с памятью о них и неподъёмной скорбью жить теперь его сыну.
Эгоистично, Седьмой. Вы отличный Хокаге, но ужасный отец. Или наоборот? Мицуки слишком мало знает о мире и людях, чтобы выносить оценку поступку человека, который ещё при жизни стал легендой.
А Боруто рыдает совсем как его сестра, отрешённо подумал Мицуки, очень похоже на Химавари. Взахлёб, отчаянно и громко, так, чтобы слёзы ручьями текли по щекам и капали с подбородка на рубашку. Такие рыдания почти не остановить, да и надо ли? Ведь ему самому жуть как хочется присоединиться и тоже заплакать, хотя бы смочить глаза и выплеснуть бурю, что клокотала в груди. Но вместо этого Мицуки больно прикусил щёку изнутри, положил ладонь на плечо Боруто и крепко сжал. Будь здесь Хината-сан, она бы обняла сына, погладила по голове и успокоила.
Но её здесь нет.
- Ты не прав, - тяжело скатывались слова с языка, как булыжники с горы. Мицуки заставил себя успокоиться и договорить. – После себя Седьмой оставил тебя. И Химавари. И Коноху. Разве этого мало?
И, пока Боруто не перебил, торопливо выдохнул:
- Не надо быть «как он», это ведь твоя жизнь и твоя история – ты станешь тем, кем захочешь, и отец обязательно будет тобой гордиться. Не надо.
Последнее – после «он не должен был умирать!» - прозвучало совсем жалко. Мицуки шмыгнул носом, ведь рыдания чертовски заразны. Кто-то же должен сохранять спокойствие и холодный ум! Страдать можно и потом, вместе с деревней и в одиночестве, уставившись пустым взглядом в стену. А сейчас надо мягко потянуть Боруто за рукав и сказать:
- Не за что. Идём? – куда именно, трудно понять, настроение друга быстро менялось. Мицуки не был уверен, что он всё ещё хочет рассматривать место битвы и вообще искать врагов, которых там, конечно же, нет. Его слова скорее напоминали обещание, и раз так, то Мицуки с радостью поможет его выполнить. Если надо, лично выследит и притащит к Боруто убийцу Седьмого, переломает ему руки и ноги, сотворит такое, о чём неприлично говорить вслух. Но всё это – потом.
- Твои слёзы  похожи на солнечное затмение, - признался он вдруг, - явление редкое и удивительное, но тоскливое. От них тоже хочется плакать.

0


Вы здесь » Naruto: Desolate » Во власти снов » куда идём мы, друг?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC