Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Palantir
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ:
обещанное переоткрытие desolate! мы снова с вами!
Вверх

Вниз

Naruto: Desolate

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Naruto: Desolate » Страницы истории » Тишина


Тишина

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

ВНИМАНИЕ!
Данный эпизод может содержать детально описанные сцены насилия, неестественной жестокости, мистики и вызывающие отвращение моменты. Не рекомендуется к чтению несовершеннолетним, беременным, впечатлительным, людям со слабыми нервами и психически неподготовленным личностям.

http://sh.uploads.ru/qMriw.png

1. Название
"Тишина"

2. Место и время
Где-то на окраине страны Огня.
Временной отрезок рассматриваемый в "Наруто Гайден"

3. Участники
Kaguya Kimimaro
Mitsuki

4. Краткое описание
Орочимару отсылает выжившего в свое время и повзрослевшего Кимимаро как доверенное лицо в Деревню Скрытую в Тишине, для разведки и создания возможных дипломатических отношений между ней и Звуком. В компанию к нему также назначается Мицуки, чтобы тот посмотрел немного мир и набрался опыта в подобных путешествиях. Но, прибыв в селение они понимают, что эта миссия не будет простой или обычной.

+1

2

  Путешествие не заняло много времени, но было довольно увлекательным. Не из-за самого пути, или места назначения, но из-за цели и компании. Кимимаро был доволен тем что Орочимару-сама не только поручил ему быть официальным послом Деревни Скрытой в Звуке, но и доверил своего отпрыска, что с точки зрения Кагуя было большой честью. Хотя они с Мицуки по дороге почти и не общались, но какое-то время все равно проводили вместе, притираясь друг к другу, а также изучая характер соратника осторожными фразами и вопросами, в основном бытовыми. Рано или поздно между ними вспыхнет оживленное обсуждение человека, занимавшего огромную часть жизни каждого из них - Орочимару, но произойдет это, очевидно, в подходящий этому момент, а до тех пор мужчина из древнего клана оставался верен своей типичной спокойной и немногословной манере поведения, хотя изнутри его естества напирало любопытство, то самое, что бурлило в обрамленной белыми волосами и многочисленными косичками голове все то время, что великий саннин провел в процессе экспериментов становления (создания? рождения?) своего сына. Не смотря на все это, Кимимаро вежливо но сдержанно поддерживал беседу за едой, в дороге, или давая короткий но исчерпывающий ответ на очередной вопрос касающийся их задания и окружающего мира.
  Еще на подходе к пункту своего назначения скромная дипломатическая миссия из Звука заметила просачивающийся сквозь деревья туман. Белая дымка ловко закрывала просвет между ветвями деревьев, а и так тусклое солнце совсем потеряло надежду на то, чтобы пробиться к путникам. В последний раз сверившись с картой, которую ему выдали еще в Ото, Кимимаро удовлетворительно кивнул мальчику, словно отвечая на не заданный вопрос "а мы уже пришли?", после чего свернул ее в свиток, который тут же попал в компанию к другим свиткам и бумагам, хранившимся в заплечном мешке. Дорога резко свернула налево, открывая вид на главные ворота Деревни Скрытой в Тишине, с которой господин Орочимару-сама и планировал налаживать дипломатические отношения. Огромная стена, в которой и были проделанные данные врата, с обоих сторон терялась в деревьях и тумане, который клубился куда гуще чем прежде, в лесу. Соответствуя своему названию, вокруг было необычайно тихо, даже редкие птицы и лесные звери, очевидно, предпочитали помалкивать. Сами же ворота, большие относительно обычного человека и оснащенные искусной резьбой были распахнуты настежь, хотя в проеме никого не было видно.
  Кимимаро посмотрел на Мицуки, изучая его лицо и реакцию на происходящее. Сам он прекрасно знал, что каждое селение зачастую обладает множественной защитой как против случайно забредших чужаков, так и против полномасштабного вторжения. Однако, они-то шли сюда целенаправленно и о их прибытии должны также знать заранее. Пожав плечами, Кагуя зашагал прямо в приглашающе распахнутые ворота. По мере приближения туман все густел, хотя пока что еще можно было разобрать окружающую местность, а также рассмотреть часть улицы и зданий по ту сторону стены. У ворот по прежнему никого не было. Осторожно ступив внутрь, Кимимаро снова озадаченно взглянул на своего спутника:
  - Не очень добродушный прием, верно? - риторически промолвил он, пытаясь вглядеться в даль улицы, насколько это позволял туман - Что же, пойдем, посмотрим удастся ли кого-нибудь найти. Будь настороже на всякий случай.
  Всякий случай не заставил себя ждать. Низкочастотный гул, практически неслышимый для человеческого уха, но каким-то образом всегда ощутимый где-то на границе подсознания и пяти чувств промчался по пустынным улицам. Земля под ногами задрожала, пытаясь сбить с ног. "Землетрясение?" - подумал Кимимаро.
  - Мицуки! - он бросился было к мальчику, но земля наконец-то победила натренированного шиноби и повалила его. Пытаясь одновременно встать и держать сына господина в поле зрения, Кагуя тщетно провел на полу определенное время и так и не добился успеха, пока земля не прекратила содрогаться. - Ты в порядке?
  Кимимаро подбадривающе положил руку на маленькое плечо своего напарника, наконец добравшись до него, а сам думал о произошедшем и смотрел в сторону врат, которые они только что прошли. Те стояли на удивление целехонькие, как и здания вокруг, но что-то не давало покоя. Не спеша подобравшись к проему, Кимимаро ощутил неприятно пробежавших мурашек по коже - вдоль стены с той стороны образовался громадный разлом, уходящий в самые недра земли и такой большой, что в сгущавшемся тумане нельзя было рассмотреть другой его стороны. Осторожно глянув за край, Кагуя даже не смог рассмотреть насколько глубоко там было, казалось что разлом не имеет дна, а вместо тумана в нем клубится вязкая тьма. Неприятный комок застрял в горле.
  - Не очень добродушный прием. - на этот раз это была констатация факта.[AVA]http://sg.uploads.ru/7JtUm.png[/AVA][STA]Sounds of silence[/STA][SGN]http://s9.uploads.ru/cvPzQ.png[/SGN]

Отредактировано Kaguya Kimimaro (18-12-2016 00:53:18)

+1

3

[AVA]http://i88.fastpic.ru/big/2016/1221/a5/a7f03f9d220f942b5abcd76cf45e34a5.jpg[/AVA]
[STA]silence[/STA]

    Ничего серьёзного в последнее время их команде не поручали, и это понятно — всё-таки ещё генины, опасно отправлять их на миссии, связанные с риском для жизни. И хотя сама суть шиноби означала постоянный риск и возможность умереть в любой момент, Мицуки никогда не спорил и не возмущался, если им приказывали ловить кошку, панду или подметать дворы. В конце концов, этой работой тоже должен кто-то заниматься, а опыт лишним никогда не будет.
    Несмотря на опыт, опасность и всё остальное, Мицуки сильно обрадовался, когда отец попросил вместе с его «преданным человеком» отправиться на самую настоящую, серьёзную, важную дипломатическую миссию.
    Без напарников и сенсея путешествовать ему раньше не доводилось, если не считать первый путь от пещеры до Конохи, который Мицуки преодолел на чистом упрямстве, даже не задумываясь о страхе и опасности. Командная работа научила его здраво оценивать собственные силы и понимать, что в одиночку сражаться способен только действительно могущественный и опытный шиноби. Когда ты с кем-то, то невольно подстраиваешься под него, изучаешь, привыкаешь и начинаешь воспринимать почти как продолжение собственного тела. В этом плане Кимимаро напоминал Мицуки остро заточенный меч, в умелых руках способный пролить немало крови. Была в нём некая скрытая угроза, свойственная всем шиноби, которые так или иначе убивали ради спасения своей или чужой жизни.
    Опыта Кимимаро явно не занимать, это видно по тому, как он двигался, говорил, даже дышал. Для Мицуки его общество было ещё одним подарком от отца. Вежливо обмениваясь общими фразами, они приближались к Деревне Срытой в Тишине, и пока среди просветов между деревьями не показались первые языки тумана, Мицуки был погружён в размышления. Он думал о том, с чего начать расспросы одного из самых, наверное, близких к Орочимару людей, запоминал его скупые ответы и реплики, гадал, при каких обстоятельствах такой необычный человек вообще встретился с отцом. К сожалению, о таком при первой встрече спрашивать не принято, так что любопытство свернулось клубком недовольных змей в дальнем уголке сознания.
    Миссия всегда приоритетнее личных интересов.
    Вопрос «а мы уже на месте?» ещё не сорвался с языка, а Кимимаро уже внимательно изучал карту. Из-за тумана, который стелился между деревьев по земле, как густое молоко, видимость упала до «хоть глаза выколи». В такой ситуации лучше перестраховаться, чем пройти мимо деревни. И хотя в навигаторских способностях Кимимаро сомнений не возникало, Мицуки ощущал какую-то едва заметную фальшь. Пусть деревня и называлась Скрытой в Тишине, но разве в ней должно быть настолько тихо? Не пели птицы, не шелестел ветер в кронах деревьев. Никаких звуков вообще, будто их съедал вездесущий туман. Мицуки внимательно смотрел по сторонам, внутренне напрягшись, но внешне оставаясь совершенно бесстрастным.
    Единственное объяснение происходящему было слишком нелепым, чтобы его озвучивать. Отцу нужен был союз с Тишиной, потому что она поглощает Звук. А врага, как известно, нужно держать как можно ближе к себе, чтобы вовремя устранить. Не то чтобы Мицуки был кровожадным или полностью принимал точку зрения родителя, нет. Просто он здраво смотрел на работу шиноби и то, что она неотделима от жертв. Хотя без них очень хотелось бы обойтись — в этой миссии так точно.
    Немного нервно передёрнув плечами, Мицуки последовал за своим спутником, надеясь, что хотя бы за подозрительно незащищёнными воротами появятся жители деревни или охранники. Странно, что целая деревня, которая должна гудеть, как переполненный муравейник, казалась вымершей. Это ненормально. Неправильно.
    — Вам не кажется, что тут слишком тихо? — осторожно поинтересовался Мицуки, пытаясь разглядеть дома вдоль центральной улицы. Но туман скрадывал почти все здания, не говоря уже об окнах. Если внутри кто-то и прятался, то явно не горел желанием выходить встречать долгожданных (ли) гостей.
    Быть настороже — какой удивительно своевременный совет. Интересно, как это поможет устоять на ногах? Вибрация земли застала обоих шиноби врасплох, и Мицуки, разумеется, упал, однако быстро поднялся сам и подбежал к Кимимаро как только тряска закончилась. Эхо землетрясения отдавалось в голове низким, угрожающим гудением, а всё тело ещё несколько мгновений билось в ужасе на клеточном уровне. Про клетки и организм в целом Мицуки знал немало, поскольку интересовался техниками ирьёнинов, но ничего подобного в книгах не находил.
    — Да, всё хорошо, — поспешил заверить Мицуки, не рискнув спрашивать о том же у старшего товарища. Это как-то… неприлично, что ли. Как можно незаметнее осмотрев его и убедившись, что Кимимаро тоже цел и невредим, Мицуки тоже подошёл к воротам. Присел на корточки у разлома и в задумчивости подобрал маленький камешек с земли.
    — Если предположить, что это была вражеская техника, — негромко сказал он и кинул камешек в непроницаемую мглу. По идее, если у расселины есть дно, то эхо должно добраться до них. А если дна нет… — то она очень странная. Не задела ни одного здания, зато уничтожила выход из деревни. Согласен, приняли нас не слишком добродушно.
    Дна не было. Либо, поправил сам себя Мицуки, тишина просто проглотила звук. Снова.
    На взрослых плечах лежит огромная ноша — принимать сложные, ответственные решения. Но надо было что-то делать. Не сидеть же вечно здесь и ждать нового подземного толчка.
    — Нам следует осмотреть деревню или лучше вернуться назад? — уточнил Мицуки, на глаз определяя расстояние до другого края пролома. Выходило, что перепрыгнуть его не так уж и сложно, особенно если зацепиться рукой за что-нибудь на той стороне. Однако Мицуки даже не пошевелился, каким-то шестым, седьмым или восьмым чувством зная, что прыгать туда не стоит.

Отредактировано Mitsuki (06-01-2017 00:24:42)

+1

4

  Густой туман и давящая тишина, пробирающаяся в закоулки разума и заставляющая обращать на себя внимание беспокойного ума, который лихорадочно ищет признаки жизни и движения вокруг, вот только их не было ни видно, ни слышно, лишь дыхание рокотом отзывалось в барабанных перепонках, а сглатывание слюны казалось слишком громким для нее, практически нарушающим ее пространство актом насилия. Мысли спасительно хватались за звуки издаваемые Мицуки, за его речь, которая пронзала тишину и позволяла оставаться в рассудке, отгораживаясь от абсолютной тишины тем фактом, что рядом есть кто-то также ее нарушающий.
  - Орочимару-сама доверил нам задание и мы должны его выполнить. - спокойно ответил Кимимаро, словно сбрасывая охватившее его наваждение - Раз нам не удалось ни с кем встретится для того, чтобы наладить отношения, то мы должны узнать как можно больше об этом селении и о происходящем здесь. - его взгляд проследил за летящим в разлом камнем, который со временем скрылся во тьме, так не издав ни единого звука - Господин рассчитывает на нас, мы не можем его подвести.
  Где-то на задворках его мыслей крутилось подозрения о том, что вся эта миссия могла быть просто очередным тестом змеиного саннина, который хотел проверить преданность своего слуги и способности сына. Кимимаро не хотелось так думать, но он готов был в очередной раз показать чего он стоит, а заодно и провести Мицуки за собой. Но какие бы мысли его не посещали, сейчас это не имело абсолютно никакого значения. У них было дело и его нужно было выполнить.
  - Я уверен что в административном здании должен быть архив, в котором наверняка хранится того рода информация, что может нас заинтересовать. - косички легко взметнулись вслед за белой головой, которая повернулась всмотреться в туман, в попытке угадать месторасположения этого самого административного здания - И возможно там мы наконец-то кого-то встретим. Пойдем. - он не стал добавлять предупреждение о том, что следует и дальше быть настороже, так как это разумелось теперь само собой.
  Рассудив, что другого выбора кроме как идти наугад в сторону от ворот нет, Кимимаро жестом поманил за собой мальчика и не спеша пошел по улице, напрягая все свои чувства до предела, чтобы в случае чего быстро среагировать на любую опасность. Продвигаясь вглубь селения, он подошел к ближайшему зданию, где ковшом прислонил ладони к окну, пытаясь вглядеться внутрь. На секунду ему почудилось какое-то движение внутри, еле заметная рябь полумрака. Но сколько он ни всматривался, ничего разглядеть или расслышать так и не смог. Поборов желание вломится внутрь, Кимимаро оглянулся на Мицуки и решил продолжить их путь к центру деревни.
  Через пару кварталов, когда врата через которые они прошли окончательно затерялись в тумане, который словно становился все гуще с каждой минутой, Кагуя резко остановился и жестом указал своему напарнику на что-то на земле. Это была небольшая лужица, почти засохшая уже, но несомненно достаточно свежая. Темно-красного оттенка. Вне всяких сомнений, это была чья-то кровь. Прогнав дурное предчувствие, Кимимаро осмотрелся по сторонам. Вокруг было пустынно и стояла все такая же тишина. Форма кровоподтека явно свидетельствовала о том, что кто бы его не оставил - он направлялся с обочины главной улицы, по которой они шли, прямиком в тесный проулок между домами. Бросив терявшийся в дымке взгляд на Мицуки, Кимимаро дал указание прикрывать тыл, сам же отправился по следу, надеясь что тот поможет им разьяснит хотя бы что-нибудь. В узком проходе туман, казалось, сгустился еще больше. На полу и стенах, еле пробиваясь сквозь молочный занавес, виднелись еще следы крови, словно раненый пытался идти вперед, удерживаясь рукой за стену. И правда, на гладкой поверхности явно виднелся размазанный отпечаток ладони. Проулок резко оборвался и вылился в небольшой внутренний дворик, в угле которого и лежал источник кровавых следов. Это был мужчина средних лет, с растерзанной брюшной полостью из которой выпирали внутренние органы, которые словно кто-то или что-то специально вынул наружу, как самую лакомую начинку для предстоящей трапезы. И правда, в целом вид напоминал атаку какого-то дикого животного, хищника. Кимимаро настороженно осмотрелся по сторонам, пытаясь отыскать следы оного, пока не почувствовал, что его тревожит еще что-то в случившимся. Насмотревшись много чего в лабораториях Орочимару в свое время, он не испытывал отвращения к мертвой плоти и кровавому месиву внутренностей. Подойдя к телу, чтобы изучить его внимательней, он заметил другую особенность, которая не сразу бросалась в глаза на фоне всего - у трупа был плотно зашит рот, а веки наоборот прибиты к бровям, заставляя холодные распахнутые глаза широко застыть в мертвом ужасе. Кимимаро молча поманил пальцем Мицуки, чтобы тот тоже посмотрел на данную странность.[STA]quiet noise[/STA][AVA]http://sa.uploads.ru/1GMSX.png[/AVA][SGN]http://s3.uploads.ru/7Mig4.png[/SGN]

Отредактировано Kaguya Kimimaro (21-12-2016 13:18:49)

+1

5

[AVA]http://i88.fastpic.ru/big/2016/1221/a5/a7f03f9d220f942b5abcd76cf45e34a5.jpg[/AVA]
[STA]silence[/STA]
Страх определяют как ожидание зла.

   Имя Орочимару подействовало на Мицуки отрезвляюще. Ведь правда, они проделали весь этот путь, чтобы узнать что-то полезное для отца. Уйти из селения с пустыми руками и тучей новых вопросов совсем никуда не годится. Разочарование во взгляде Орочимару — последнее, что хотелось видеть, потому Мицуки был готов перевернуть эту деревню вверх дном, но найти разгадку странного тумана и пустынных улиц.
   — Вы правы, — на лице не проступило ни тени вины, однако Мицуки сам себе влепил мысленный подзатыльник, чтобы в следующий раз не сморозить глупость похуже. — Какая именно информация нам нужна? Перепись населения? Или записи о недавних происшествиях?
   Скорее уж свитки с запретными техниками, но кто станет держать их в архиве? Там наверняка хранятся списки, вырезки из газет, возможно, старые видеокассеты или даже ветхие книги. Историческая хроника деревни тоже, а значит, они сумеют узнать больше о местных обычаях и порядках. Мицуки оставалось лишь догадываться, что из его предположений было правдой, а что лишь плодом безмерно богатого воображения. Кимимаро в любом случае знает, что собирается искать, а Мицуки должен помочь ему по мере сил не быть погребённым заживо под горой пыльных бумаг. Почему-то архив деревни казался местом, полным тлена, запустения и плесени, хотя такое в нормальной деревне совершенно невозможно.
   Карты самой деревни у них, конечно же, не было. Идти наугад — любимая забава почти всех детей, ведь за поворотом может ожидать новое приключение, недавно открывшееся кафе или старый друг. Но Мицуки без восторга оглядывался по сторонам, стараясь уловить любое подозрительное движение в густом тумане. Тишина, нарушаемая лишь звуком их шагов, давила на уши, словно они нырнули очень глубоко в море. Из-за белоснежной завесы нельзя было разобрать ни архитектуры зданий, ни вывесок на них, ни хотя бы указателей.
   Ещё более неприятное открытие настигло Мицуки, когда он обернулся на странный шорох — в домах всё-таки кто-то прячется? — и не заметил ничего, кроме тряпичной куклы, сидевшей посередине дороги. Она напоминала марионеток Суны: Шикадай рассказывал, что ими можно управлять с помощью тончайших нитей чакры, и искусство это подвластно далеко не каждому шиноби. Но у куколки с рук и ног свисала самая обычная леска, а рядом валялась деревянная крестообразная перекладина. Мицуки решил было, что куклу забыл кто-то из детей и наклонился, чтобы подобрать её, как вдруг кукла…
   Повернула к нему голову и растянула беззубый рот в недоброй улыбке.
   Вздрогнув, Мицуки рефлекторно принял боевую стойку, но кукла исчезла в мгновение ока. Просто растворилась в тумане, словно её никогда и не было.
   «Гендзюцу? — не понимая, что происходит, растерянно подумал Мицуки. — Неужели кому-то взбрело голову так меня пугать? Интересно, Кимимаро тоже её видел…»
   Мицуки не видел Кимимаро. Буквально на несколько секунд потерял его из виду по вине той странной куклы, и всё — ищи белого человека в белом клубящемся мареве. Окликать неловко, бегать кругами глупо, можно потеряться ещё сильнее. Нахмурившись, Мицуки сосредоточился, вспоминая урок сенсея в Академии. При должном старании и способностях возможно почувствовать чужую чакру на расстоянии. Удобно, если заблудился и надо найти своего спутника, не потеряв лицо.
   И тут случилась вторая странность — Мицуки не сумел засечь чакру. Ни Кимимаро, ни чью-либо другую. Город был действительно пуст?..
   Стоп. Нет, наверняка дело в том, что Мицуки плохо усвоил урок или вообще не обладает талантом сенсора. Куда ему до способностей Карин, которая помогала отцу с исследованиями! А найти Кимимаро можно и иначе, например, пройти чуть вперёд и заметить крохотную каплю алого цвета на земле. А потом ещё одну. И ещё. Идя по следу из алых капель, Мицуки едва не врезался в белоснежную спину Кимимаро, который, кажется, вовсе не заметил, что Мицуки не было. Сколько? Уж точно больше минуты. Впрочем, этот подозрительно густой туман мог не только изменять пространство, но и время… Теоретически. Трудно думать о таких сложных вещах, когда тебе показывают пятно крови.
   Коротко кивнув в ответ на указ, Мицуки на время задвинул собственные проблемы в дальний угол и утроил бдительность, не отходя от Кимимаро ни на шаг. Снова потеряться ему совсем не улыбалось, как и оставить спину напарника открытой. Наконец до встревоженного разума дошло, куда могут привести кровавые следы, и врожденная невозмутимость попыталась запаниковать. Мёртвых людей ему раньше доводилось видеть только издалека, а самому убивать — вовсе никогда. Потому увидев богатый внутренний мир человека, который оставил отпечаток ладони на стене, Мицуки переменился в лице и побледнел.
   Не отвращение и не страх охватили его, а… жалость. Чья-то жизнь оборвалась так жестоко и беспощадно. Одно дело шиноби, которые умирают и убивают на благо деревни, но вид этого трупа просто кричал о том, что убийца испытывал наслаждение, истязая его. Сглотнув, Мицуки подошёл ближе, чтобы рассмотреть «улики»: внутренности могли вытащить дикие собаки или какой-нибудь зверь, но вот зашитый рот и глаза точно дело рук человека.
   — Кхм… — в горле пересохло, Мицуки кашлянул, чтобы прочистить его и не запнуться на полуслове. — Я понимаю, что у нас здесь, возможно, маньяк, но… Кимимаро-сан, по дороге сюда вы не видели чего-то странного? Например, тряпичную марионетку? — если это его личные галлюцинации, то проблемы у него, Мицуки. Но если Кимимаро тоже видел хоть-что необычное, значит, проблемы у них обоих — с этой деревней. — А ещё у меня не получилось засечь вашу чакру.
   Выдержав паузу, чтобы Кимимаро опроверг его слова или подтвердил (первое, пожалуйста, первое), Мицуки осторожно потрогал щеку трупа, чтобы понять, как давно он тут лежит.
   Щека была ещё тёплой.

Отредактировано Mitsuki (06-01-2017 00:23:38)

+1

6

  Расстояние между аккуратно входившими в кожу нитями было почти идеально одинаковым, а веки прибиты к бровям слишком аккуратно, даже без кровоподтеков. Такое ощущение, что этим делом занимался человек, любящий свое занятие, подходящий к нему с должной толикой терпения и усидчивости, годами оттачивающий свое мастерство. И от этого было еще более жутко.
  - Нет, я ничего подобного не замечал. - Кимимаро растерянно посмотрел на Мицуки - Не знал, что ты сенсор. - в деревне явно творилось что-то неладное, тем более что Кагуя даже не заметил короткого отсутствия мальчика. Может быть все дело в тумане, но сама мысль, что он мог так неуклюже потерять сына Орочимару-самы была острым уколом в совесть. Пообещав сам себе, что будет осторожнее и держать его в поле зрения постоянно, Кимимаро приподнялся обратно на ноги - Нам бы встретить кого-то более живого. В конце концов любая информация о всем что тут происходит будет полезна и интересна господину. - сказал он, отвечая на давно прозвучавший вопрос.
  Его рука рефлекторно двинулась чтобы перехватить Мицуки, потянувшегося к трупу, но он не успел и одернул ее. Кимимаро точно знал как часто шиноби используют мертвые тела врагов или товарищей как разного рода ловушки и, в принципе, сшитый рот и прибитые веки могли быть частью дзюцу-ловушки. Но, прикосновение случилось, а за ним ничего не последовало. "Значит и впрямь жертва какого-то маньяка" - подумал Кагуя, испытывая своего рода облегчение. Хотя, будь это банальной ловушкой (ну, быть может не такой уж и банальной), то этот факт развеял бы нагнетающую странность всего происходящего, что тоже было бы неплохо.
  Оглянувшись к проходу, Кимимаро замер. В нескольких шагах от него стоял Мицуки и с широко распахнутыми глазами от ужаса смотрел в его сторону. Не двигая головой, Кагуя скосил свои глаза и увидел еще одного Мицуки, который склонился к трупу. Лицо стоявшего поодаль мальчика было бледным от страха, а выражение лица с которым тот смотрел на своего двойника пробивало на дрожь. Пытаясь держать себя в руках, Кимимаро сфокусировался на том, чтобы немного вытащить кость из ладони, вооружившись таким образом для потенциального боя. Но что-то было не так, кость не думала появляться, потоки чакры в теле не слушались своего хозяина и первый раз в жизни Кимимаро не сумел повелевать своими костями. Этот факт приблизил его к панике больше чем трупы, туман, или нагоняющий жути двойник Мицуки. Всю жизнь Кимимаро чувствовал себя сильным и защищенным, благодаря своим генам, он никогда не носил с собой дополнительного оружия и именно эта беспечность сейчас обернулась против него.
  Приготовившись голыми руками скрутить обоих и потом уже решать кто из них настоящий, он не успел и двинуться, как вдруг приглушенный низкий звук, словно от далекого, но мощного взрыва разнесся вокруг. Дневной свет, кое-как пробивавший густой туман начал медленно, но уверенно сходить на нет. Звук повторился и Кимимаро инстинктивно отскочил назад. Вокруг заклубилась тьма. Труп и оба Мицуки словно утонули в ней, как и все окружающее пространство, видимость составляла собой буквально радиус вытянутой руки, может чуть больше. Из-за навалившейся темноты, сам туман словно стал черным. Холодок пробежавший по спине Кимимаро напомнил ему, что он не только беззащитен сейчас, но и упустил из вида Мицуки, хотя ранее и пообещал сам себе всегда держать его в поле зрения. Его губы приоткрылись, словно он хотел позвать мальчика, но что-то его удержало. В голове промелькнула мысль о том, что его голос услышит не тот Мицуки, а он, Кимимаро, будет бессилен перед ним.
  В темноте, со стороны где лежал труп раздались противные чавкающие звуки.[AVA]http://s0.uploads.ru/jx47Z.png[/AVA][STA]in silence, no one can hear your scream[/STA][SGN]http://se.uploads.ru/JUhsO.png
[/SGN]

Отредактировано Kaguya Kimimaro (25-12-2016 13:47:59)

+1

7

[AVA]http://i88.fastpic.ru/big/2016/1221/a5/a7f03f9d220f942b5abcd76cf45e34a5.jpg[/AVA]
[STA]silence[/STA]

   — Не замечали? — облегчением затопило практически с головой. Ведь когда проблемы у одного тебя, их решить проще, чем разбираться с массового вымершим городом, где в переулках валяются изувеченные трупы. — Странно. Но хорошо. Значит, мне просто показалось.
   Но в глубине души Мицуки сам себе не верил. Такие вещи «просто» не кажутся. Либо ты не заметил, когда сошёл с ума, либо в тумане действительно бродит нечто настолько опасное, что способно принимать облик безобидной куклы. Запоздало пришла и мысль, что трогать труп было слишком самонадеянно — вдруг он тоже иллюзия? Или ловушка? Хотя, о таких Мицуки никогда не слышал и даже не знал, с какой стороны к ней подступиться. Краем глаза мальчик успел заметить остановившееся на полпути движение Кимимаро и устыдился. Снова свалял дурака! Ещё несколько таких выходок и его можно будет смело отправлять обратно в Академию переучиваться. При условии, что они выберутся из деревни целыми и невредимыми, конечно.
   — Я немного умею чувствовать чакру, но до полноценного сенсора мне далеко, — пояснил Мицуки, убрал руку с щеки трупа и задумчиво потёр кончики пальцев между собой, словно растирая невидимую пыль. Происходящее не нравилось ему с каждой минутой всё больше, а шанс найти кого-то живого, как выразился Кимимаро, стремился к нулю. — Нам стоит поспешить в архив. Труп явно никуда не денется, а в центре могут найтись другие люди… Кимимаро-сан?
   Что-то случилось. Что-то было не так.
   Мицуки медленно скосил взгляд в сторону и увидел ту самую марионетку. Она заметно увеличилась в размерах, став практически одного роста с Мицуки. Сначала её руки и ноги двигались хаотично и рвано, будто кукловод был новичком и не знал, за какие нити следует тянуть. Но когда раздался далёкий, гудящий звук, похожий на взрыв, а свет начал тускнеть, марионетка преобразилась. Пока она стояла неподвижно и покачивалась вправо-влево, однако улыбка на её лице не предвещала ничего хорошего — и Мицуки оказался прав. Почему-то Кимимаро отскочил назад и напрягся, глядя при этом то на самого Мицуки, то на куклу, будто не в силах выбрать, кого атаковать первым.
   — Враг впереди, — на всякий случай подсказал Мицуки, и его голос прозвучал слишком громко для объятого тишиной и туманом города. А затем на него рухнула непроницаемая тьма, отрезав от напарника и оставив наедине с марионеткой. Та не заставила себя долго ждать и бросилась в атаку, двигаясь так, что будь они в Суне, Мицуки немедля начал бы искать притаившегося поблизости кукловода. Но чару он по-прежнему не чувствовал, а кукла всё равно двигалась.
   Стандартный набор шиноби — кунаи и сюрикены — всегда лежали в небольших подсумках на поясе. Носить что-то, тяжелее свитка, было неудобно, потому Мицуки полагался на свою реакцию, скорость и навыки ближнего боя. Оружие в этом плане сильно облегчало жизнь, всегда находясь под рукой. В случае чего растянуть кисть и ударить врага со спины ничто не помешает. Первый кунай отскочил от груди куклы, а сюрикен задел глаз и из прорехи тут же полезла подкладка и чёрная вата. Выхватив второй кунай, Мицуки принял боевую стойку и парировал несколько неожиданных ударов. Тишину разрезал лишь звук его дыхания и лязг металла, сталкивавшегося с… Точно не человеческой плотью.
   И вот Мицуки поднырнул под рукой куклы и оказался у неё за спиной. По рассказам Канкуро, дяди Шикадая, у любой марионетки есть слабое место. Чаще всего это сочленения, уязвимые для влаги, жуков и коррозии, но бывают и приятные для врагов исключения. Например, основание шеи, куда можно загнать острие куная и тем самым заблокировать позвоночник. Без возможности двигаться кукла сможет разве что перебирать руками и ползти, и за это время её можно совершенно спокойно уничтожить. Мицуки замахнулся было, чтобы пробить кукле грудную часть, но что-то его остановило. Он нахмурился, разглядывая куклу.
   Почему Кимимаро-сан до сих пор их не нашёл? На него тоже напали?
   Кукла, нелепо и страшно дёргая руками, ползла к трупу. Уткнувшись тряпичным лицом в ногу, она на мгновение замерла, а затем прорезь для рта разошлась по шву и показались острые, как иглы, зубы. Она впилась в мёртвую плоть и с противным чавкаюшим звуком оторвала от голени целый кусок.
   Мицуки сглотнул, чувствуя, как к горлу подступает комок. С перебитым позвоночником кукла не опасна, но то, как она питалась, вызывало отвращение пополам с ужасом. Темнота была всё такой же непроглядной, мальчик видел только небольшой пятачок пространства, на котором и разгорелась короткая битва, потому не знал даже, в какой стороне искать Кимимаро.
   — Здесь есть ещё кто-нибудь… живой? — тихо спросил он у темноты, а затем поднял голову, чтобы оценить, насколько высоки здания, между которыми они застряли. Могло быть и хуже, рука вполне дотянется, если растянуть её на метра два… Вот только сколько бы Мицуки не приказывал мышцам стать пластичными и гибкими, а пальцам ухватиться за край крыши, ничего не происходило. Он не просто не чувствовал чакру, он не мог использовать техники.
   Кукла издала звук, похожий за злорадное бульканье. Мицуки сжал побледневшие пальцы на рукояти куная и подумал, что галлюцинации — это, конечно, объяснимо и логично, но в безумие целого города верилось намного охотнее.

Отредактировано Mitsuki (06-01-2017 00:24:02)

+1

8

  Застилавшая окружающее пространство тьма заставила Кимимаро вспомнить те далекие времена, которые он провел на больничной койке, постоянно пригвожденный к ней. Тьма, которая приходила каждый раз, когда он закрывал глаза и вспоминал стягивающую лицо печать, всю ту слабость и бессилие что не давали ему послужить господину, что сковывали тело. Сколько времени прошло, пока он смог убедить сам себя что болезнь прошла, что ему больше не придется терпеть противное чувство подсоединения к капельнице, что он больше не будет ощущать пластмассовый вкус трубки, входящей в ротовую полость? Тьма отступила тогда, раз и навсегда и он снова стал полезен хозяину, но почему тогда прямо сейчас тело зудит, словно в его кожу вновь воткнули иглы?
  Взяв себя в руки, Кимимаро попробовал успокоиться. В конце концов он - элитный шиноби, который может при необходимости расправиться с опасностью и голыми руками, не зря тайдзюцу было одним из тех направлений, в которых он специализировался. "Интересно, а высвобождение проклятой печати пробьет этот невидимый заслон, препятствующий созданию чакры?" - подумал Кагуя, но решил подождать с этим экспериментом до более подходящего случая. Пускай он умел хорошо контролировать свою печать земли, но после ее использования начинался откат и в этот период шиноби был более уязвим, а как раз этого в данный момент хотелось меньше всего.
  Сквозь тишину раздался скрежет металла, звуки драки. Ориентируясь на слух, Кимимаро было дернулся в том направлении, но тут же ощутил то, что не может сдвинуться с места. Пытаясь заставить непослушную ногу шагнуть вперед, он наклонил голову вниз и увидел, что его ноги стянуты ремнями и привязаны к чему-то. Не успев нормально разобраться что к чему, он повернул голову и увидел трубочки и провода подсоединенные к его рукам и теряющиеся где-то в темноте. Все тело его не слушалось, оно было стянуто ремнями, везде были воткнуты какие-то приборы, во рту ощущался резкий металлический привкус. Перед его лицом промелькнули случайные блики чьих-то очков и глаза окончательно застлала тьма.
 
  Кимимаро лежал и пытался развлечь себя случайными мыслями. Дни, недели, быть может месяц? Два? Несколько? Он провел в этом безвыходном положении. Кабуто-сенсей больше не посещал его, как-будто совсем забыл о его, Кимимаро, существовании, а другие так никогда и не вспоминали. Его воображение рисовало красивые картины будущего, он представлял как вырастет, избавится от этой проклятой немощи, сможет послужить Орочимару-сама еще раз, может даже несколько, а может всю жизнь. Как саннин будет менять тела, становясь все моложе с каждым разом, а Кагуя будет всегда рядом, всегда преданный, готовый помочь и исполнить любую его прихоть. Ему давно уже не снились сны, здесь, в темном забытьи он не всегда знал, когда сон сменяет реальность, да и редко обращал на это внимание. Все чего он боялся - это то, что никогда не сможет встать, пошевелиться, не сможет выполнить распоряжение господина, защитить его и того, кто дорог ему. Что болезнь никогда не отступит и он будет ее беспомощным заложником до конца своей бессмысленной жизни. Кимимаро ненавидел застилавшую его глаза тьму, он никогда не смирится с ней. Она была символом его беспомощности, его оков, что вжимают слабое тело в постель.

  Резкий вдох словно снял наваждение, позволяя Кимимаро пошевелить рукой. Однажды поборов свою болезнь, он не собирался снова становится ее заложником. Невдалеке послышался робкий вопрос такого знакомого голоса.. "Мицуки!" - мысль прорезала пытавшуюся сковать разум тьму - "Но только.. Который?" - Кимимаро явственно понимал, что с этим местом наверняка что-то не так и если все это была вражеская техника - она была чудовищной. "А может дело во мне?" - сомнение поставило было мужчину в ступор, но он быстро откинул его. Шиноби должен быть точен и полагаться на свои чувства, в конце концов.
  Предельно осторожно Кимимаро скользнул в сторону из которой услышал вопрос. Стараясь быть как можно более тихим и быстрым, он в конце концов вышел на мальчика, который стоял с кунаем наготове. "Так значит он с кем-то дрался?" - подумал Кагуя. Молниеносным и по своему грациозным движением он приблизился к Мицуки и перехватил его руку с кунаем, с силой сжав детское запястье так, чтобы им невозможно было пошевелить. По инерции продолжая движение он переместился за спину мальчика и второй рукой схватил его за горло, готовый придушить его в любой момент и сковывая тем самым ему движения.
  - Какое любимое блюдо Орочимару-самы? - тихо прошептал он вопрос на ухо, ответ на который, по его мнению, должен был знать только настоящий Мицуки.[AVA]http://s1.uploads.ru/paEvB.png[/AVA][STA]is it me, or world around?[/STA][SGN]http://s4.uploads.ru/3saoS.png[/SGN]

+1

9

[AVA]http://i88.fastpic.ru/big/2016/1221/a5/a7f03f9d220f942b5abcd76cf45e34a5.jpg[/AVA]
[STA]silence[/STA]

   Впервые беспомощность Мицуки испытал, когда очнулся и не смог вспомнить своё имя. Тогда рядом с ним были Суйгецу и отец, которые охотно и понятно всё рассказали. Преследуя свои цели, конечно, но винить их за это глупо. Как и все взрослые, они хотели как лучше, и в итоге добились своего, тут бессмысленно спорить. Но то противное чувство, будто ты не хозяин своей судьбы и что тебя ведёт чья-то воля, дёргая и толкая в нужном направлении, осталась. Пусть сравнение сейчас вызывало горькую улыбку, но Мицуки действительно боялся превратиться в безвольную марионетку, которая покорно пляшет на нитях, привязанных к ловким пальцам кукловода.
   «Я же выбрал собственный путь. И отец не желал мне зла. Тогда почему?..»
   Каким-то неизвестным образом город вытаскивал из подсознания потаённые, тщательно спрятанные мысли. Обычно Мицуки вообще не задумывался о том, почему сбежал из пещеры и так воспротивился заманчивому предложения отца. Бунт? Упрямство? Нет, просто желание быть свободным человеком, самому выбирать дороги, ошибаться, падать и вставать. Если за это необходимо мучить, выворачивая реальность и разум наизнанку, то кто-то начал очень жестокую и беспощадную игру.
   Отсюда надо выбираться. Но как?
   На тихий вопрос никто не отозвался, кукла всё ещё была занята «едой», а Мицуки понятия не имел, что делать. Он хотел сперва найти Кимимаро и убедиться, что с ним всё в порядке, однако темнота не давала ступить в сторону ни шагу. Вдруг его заведут прямо к разлому в земле? Ожидать следует самого худшего, чтобы не разочаровываться. С чего тогда начать, кто бы подсказал…
    Мицуки оставалось лишь чутко вслушиваться в тишину, не опуская кунай и готовясь отразить новое нападение в любой момент. Но, как и всякому ребёнку, ему было слишком рано тягаться со взрослым, обученным шиноби. Когда запястье перехватили, удерживая на месте, Мицуки запоздало осознал, что пропустил всё, что только можно, и что хватка на горле не разожмётся, если начать умолять или вырываться. Только разозлит.
   — Яйца, — не раздумывая, ответил Мицуки. Про отца он знал много, даже больше, чем полагается знать ребёнку, но и их семейные отношения никогда нельзя было назвать нормальными. Они просто другие, и ничего с этим не поделать. — Отец их очень любит. Я рад, что с вами всё в порядке, Кимимаро-сан, но не могли бы вы меня отпустить?
   Не то чтобы он надеялся на то, что Кимимаро вот так сразу ему поверит, но попробовать стоило. Да и хватка на запястье была неприятной, видимо, в темноте случилось нечто, выбившее Кимимаро из колеи.
   — Я… — когда сказать надо слишком много, слова путаются на языке и мешают связно формулировать предложение. Из-за короткой заминки в диалоге марионетка, наконец, заметила нового врага и, неестественно вывернув руку, выдернула кунай, что сковывал её тело. Она встала, шатаясь, затем медленно развернулась, и Мицуки вздрогнул всем телом. У марионетки было его лицо. Тряпичное тело, механические движения, но вот голова… Неужели техника клонирования? Или иллюзия? Смотреть на самого себя с окровавленным ртом и чёрными провалами глаз было настолько жутко, что не хватало слов, чтобы описать ступор, охвативший настоящего Мицуки. Будь это просто клон — не проблема, тысячу раз видели и знаем, что делать.
   Это что-то иное.
   — Кимимаро-сан, если хотите, можете проверить ещё раз, кто из нас настоящий, — слабым голосом попросил Мицуки, чувствуя, что его личный кошмар — безвольная марионетка ли я? — обрёл плоть и пугающее сходство с ним самим. — Потому что я уже ни в чём не уверен.
   Признаваться, что ему страшно, господи, как же страшно, он не стал. Это ведь и так видно — по его лицу, не испачканному кровью, с непривычно широко распахнутыми глазами и сжатыми в тонкую линию губами. Хотя этот «Мицуки» не был похож даже на Лога, жути он нагонял больше, чем все фильмы ужасов, что когда-либо они вместе с Боруто и Сарадой смотрели по ночам.
   Марионетка наклонилась вперёд, скрипнув всеми сочленениями разом, а затем атаковала: похоже, Кимимаро показался ей более вкусным, потому что вместо настоящего Мицуки она попыталась схватить именно его старшего напарника. Ступор всё ещё сковывал тело, и Мицуки, как бы ни старался, не мог пошевелиться. Устойчивая психика не гарантирует, что однажды не случится что-то, выходящее за все границы, способное превратить знание о самом себе в пыль.
   «Так что же я такое? И я ли я?»

Отредактировано Mitsuki (06-01-2017 00:25:19)

+1

10

  Звуки того самого противного и хлюпающего чавканья словно сами по себе рождались в пустой голове и отбивались от ее стен, с каждым разом усиливаясь и принося сильное раздражение. Кимимаро скосил глаза и его взору предстал Мицуки, стоящий на четвереньках и увлеченно поглощающий останки ранее найденного трупа. Все его лицо было залито кровью и другими внутренними жидкостями, которые привносили в происходящее еще больше неприятных и вызывающих отвращение булькающих звуков. Зеленые глаза скосились обратно на того Мицуки, который был зажат в его руках. Сомнения в том, где находился настоящий сразу же отпали, тем более что мальчик находившийся рядом правильно ответил на вопрос.
  Что бы ни находилось подле трупа, оно не оставило приближения мужчины без своего внимания. Неестественно выгнув голову, оно некоторое время рассматривало их обоих, прежде чем подверглось серии метаморфоз. К этому моменту, Кимимаро осторожно выпустил настоящего Мицуки из своей хватки, в то время как все его внимание было сосредоточено на том, как сквозь образ мальчика рядом с трупом пробиваются новые очертания. Кожа монстра натянулась там, где секунду назад было изображено молодое лицо, под ней что-то ворочалось, словно внутри головы копошилось множество маленьких живых существ, которые как по команде перекраивали органические ткани.
  - Я верю тебе - тихо проговорил Кимимаро, завороженно смотря на то, как эпидермис на лице существа набухает и из него постепенно формируется такая знакомая оправа для очков - Дай-ка мне кунай.. - не дожидаясь ответа он сам скользнул рукой в набедренную сумку мальчика, выхватывая оттуда один из кунаев. "Хорошо что хоть кто-то не полагается исключительно на свои гены и способности" - тем временем подумалось ему.
  Существо, а точнее то, как оно выглядело в глазах Кимимаро, - гротескная пародия на Кабуто, выросшая из тела Мицуки, прыгнуло на него. Насколько бы отвратительно и неправдоподобно выглядело смотрящее на него из темноты искаженное лицо сенсея, свою работу оно сделало - Кагуя не успел вовремя дернуться, уклониться, уйти в сторону, он до последнего не мог отвести завораживающего от ужаса взгляда. За те доли секунды, которые ему удалось выиграть у своего страха и отвращения, что как-будто замораживали тело и не давали двигаться, он успел сделать две вещи: взметнуть вперед левую руку и правой, в которой был зажат кунай, оттолкнуть Мицуки в сторону. Голова, выглядящая как карикатурная пародия на Кабуто вертикально разошлась на две части, обнажая ряд за рядом множество пилообразных гнилых зубов. Огромная пасть сомкнулась на левой руке, мгновенно впиваясь множеством острых наростов, прорезая мягкие ткани и мышцы до тех пор, пока тошнотворным скрипом не касались кости. Чудовищная боль пронзила все левое предплечье, Кимимаро ощущал как рвутся сухожилия и кровь из раны хлещет в прожорливую глотку. Его правая рука взметнулась, вонзая кунай в существо, пытаясь как-то сбить его с себя, нанести раны, убить, в конце концов. С каждым ударом в такт пульсировала успокаивающая мысль о том, что Мицуки в безопасности, что Кимимаро выполнил свой долг и защитил сына господина. Это придавало сил.
  - Помоги - хрипло выдавил он сквозь зубы, проворачиваясь вместе с впившимся в руку монстром, который внезапно казался больше и тяжелее чем выглядел, так, чтобы Мицуки было сподручнее атаковать его незащищенную спину.
  Половинки головы, похожие на его учителя, до сих пор всматривались в Кимимаро, прямо в его зеленые глаза, словно пытаясь сказать, что все это сон, обычный кошмар, все это время он спал, а на самом деле до сих пор лежит на той же самой больничной койке и скоро, совсем скоро учитель придет, чтобы заменить лекарства, заботливо сменить постель и рассказать новые вести про хозяина, просто подожди, еще немного, совсем чуть-чуть, просто закрой глаза..[STA]quite noise[/STA][AVA]http://s6.uploads.ru/9ojHB.png[/AVA][SGN]http://s3.uploads.ru/obciU.png[/SGN]

+2

11

[AVA]http://i88.fastpic.ru/big/2016/1221/a5/a7f03f9d220f942b5abcd76cf45e34a5.jpg[/AVA]
[STA]silence[/STA]

   Говорят, в шиноби с детства воспитывают невосприимчивость к отвратительным событиям. Такими были бойцы АНБУ, таким отчасти был и отец — хладнокровный и спокойный, пусть кругом творился ад и рушился мир, его собственный внутренний стержень не способно было поколебать ничто извне. Говорят, что на подобные выверты реальности следует отвечать вежливой улыбкой и ударом кунаем в глаз, но почему-то слова не соответствовали делам. Мицуки и рад бы невозмутимо протянуть Кимимаро оружие, только вот дрожащие руки могли выронить его и похоронить их шансы выбраться из переулка живыми.  Никогда ещё он не чувствовал себя настолько жалким и бесполезным.
   И роль безучастного созерцателя этому лишь помогала. Сложно сказать, каким видел Кимимаро это существо — уже не куклу, никогда не человека — и как воспринимал окровавленное лицо напарника. Может, тоже кривился от отвращения, может, не испытывал никаких эмоций. Именно это делает обычного шиноби профессионалом — способность заткнуть рот личным привязанностям и без колебаний перерезать горло врагу, выгляди он хоть как родная мать.
   В голове пульсировала одна лишь мысль: «надо бежать». Благородно самоубиваться об эту тварь не самая гениальная идея. Но трусом и дураком Мицуки не был и товарищей в беде никогда не бросал — и бежать, конечно, планировал вместе с Кимимаро. Только у него были немного другие приоритеты, о которых догадаться не трудно. Всё-таки избирательной глухотой Мицуки страдал лишь когда не желал слушать нотаций учителей, адресованных не ему, а в реальной схватке всегда соображал быстро и слушал внимательно. Как и собирал информацию. Спасение его жизни было вторым по важности после выполнения миссии, и горделивому идиоту это бы даже польстило, но Мицуки видел в этом досадную помеху. Пытаясь отвести его из-под удара, Кимимаро подставился сам. Ну что в этом хорошего?!
   Кукла-Мицуки впилась зубами в предплечье Кимимаро, а тот почему-то медлил с атакой. Его удары не убивали чудовище, а только ранили. И с каждым замахом движения становились всё медленней, тяжелее. На грани слышимости раздался протяжный удар, словно обрушилось целое здание, и этот звук вывел Мицуки из ступора. Он выхватил предпоследний кунай из подсумка и навалился кукле на спину, зажимая в захвате его горло, чтобы ненормально острые зубы отпустили Кимимаро. Когда челюсти разжались — почему так много крови? — Мицуки одним точным и резким движением перерезал своей копии горло.
   — Вы… как? — из разреза хлынула горячая кровь — кровь Кимимаро, вероятно, и Мицуки не искупался в ней по голову лишь чудом. Оттолкнув тяжёлое тело в сторону, он несколько раз вонзил кунай в жизненно-важные органы, полагая, что раз кукла на время притворилась человеком, то и слабости у неё тоже человеческие. Сердце, лёгкие, почки и печень. Раздробить коленные чашечки и с трудом пробить височную долю, оставляя перепачканное в крови и слизи оружие в голове. На всякий случай. Всё это заняло меньше минуты, надо было спешить и убираться отсюда подальше. — Скорее! Вставайте. Можете идти?
   Мицуки помог Кимимаро выбраться на главную улицу, где усадил его возле стены ближайшего дома и без лишних объяснений потянулся к ране. Медицинские дзюцу давались ему куда лучше поиска людей, и хотя чакра всё ещё не слушалась, банальную перевязку и осмотр он мог сделать с закрытыми глазами.  Если Кимимаро ему позволит, конечно.
   — Ваша рана… — не веря своим глазам, Мицуки растерянно смотрел на предплечье, из которого совсем недавно высосали столько крови и наверняка вырвали целый шмат мяса вместе с сухожилиями, если не костью. Кровь осталась. Раны не было. Совершенно нормальная здоровая кожа. Чуть бледная, но точно целая. Вздохнув, Мицуки устало присел рядом с Кимимаро и потёр веки, с силой нажимая на глазные яблоки. — Скажите мне, если это иллюзия, и вы на самом деле истекаете кровью. Но пока зрение меня подводит.
   Деревня тем временем ничуть не изменилось. Повсюду густой, тихий туман, ни следа человеческого присутствия и атмосфера… спокойствия. Бред какой-то. Словно они только что не сражались с пугающим до дрожи монстром. И всё-таки, несмотря на странности, придётся идти дальше. Архив сам к ним не явится и не раскроет все свои тайны.
   — Спасибо. — Мицуки плавно кивнул, не считая нужным объяснять, за что. В этом его жесте слишком много было от высокомерного снисхождения Орочимару, что стало даже смешно. Но улыбаться Мицуки не рискнул — место и время не располагали, да и улыбка у него, если верить Боруто, всегда была какой-то змеиной. В хорошем смысле, но тем не менее.

Отредактировано Mitsuki (06-01-2017 00:18:19)

+1

12

  Каждый раз, когда кунай вонзался в дергавшееся тело монстра, его пасть скрежетала, раздирая руку все сильнее. Боль волнами окатывала Кимимаро, но что-что, а ее он научился терпеть еще с детских лет. Она сопровождала его каждый раз, когда тот пользовался своими уникальными способностями - шутка ли, протащить, видоизменить и вынуть из тела собственную кость, разрывая свою же плоть иногда еще хуже, чем неровные зубы монстра рвали его руку сейчас? Кагуя свыкся с болью, он на нее практически не обращал внимания. И сейчас, когда существо судорожно раскрыло капкан своей гнилой хватки, наконец-то освободив изувеченную конечность, Кимимаро первым же делом помог Мицуки добить врага. Вернее, попытаться помочь добить. Обессиленный от потери крови, его удары уже вряд ли можно было считать довольно серьезными, но он успел отметить, что мальчик наоборот действовал довольно профессионально, метя в жизненно важные центры, во всяком случае, будь это существо человеком или каким-то подобием на него. "Кабуто-сенсей бы им гордился" - не к месту подумал Кимимаро, заметив хорошую осведомленность сына господина Орочимару о внутренних органах и местах их возможного расположения у этой гротескной копии того же самого Кабуто-сенсея.
  Пытаясь не смотреть на то, что возможно осталось от его левой руки, мужчина бросил взгляд на спешащего убраться поскорее отсюда Мицуки и, прежде чем позволить тому помочь себе уйти, наклонился к переставшему шевелиться монстру для того чтобы осторожно отрезать кунаем кусочек плоти и, аккуратно завернув в более-менее чистую ткань, спрятал в заляпанный своей же кровью заплечный мешок.
  - Пригодится в исследованиях. - обьяснил он, не дожидаясь вопроса - Да, я могу идти, я думаю.
  Оперевшись здоровой рукой о небольшое плечо напарника, он позволил тому вывести его на главную улицу. Странно, но пока они пробирались тесным переулком обратно, все произошедшее в том дворике начинало казаться каким-то нереальным и неправдоподобным, как будто на самом деле всего этого не было. Даже мир вокруг словно изменился, стал таким же как и был до того, как они сюда явились, тьма рассосалась, а густой туман вновь подернулся белизной.
  Кимимаро послушно уселся и облокотился на стену, доверив заботу о ране своему товарищу. Сам факт существования раны его заботил так же само, как и невозможность управлять своими костьми. С одной стороны он давно привык к ранам, которые постоянно покрывали его тело, как в бою, так и на тренировках, когда очередная кость покидала его тело, но Кагуя также привык к тому, что все эти раны моментально затягивались, такова была сила его генов. Эта же рана продолжала пульсировать дикой болью, он физически ощущал ее, представлял как ошметки плоти свисают с обнаженной кости, не в силах регенерировать, как порванные мышцы судорожно сокращаются, а пальцы безвольно свисают. Но все остальное казалось до сих пор таким нереальным. Он несколько раз прикрыл и открыл глаза, пытаясь отогнать это чувство, прежде чем его отвлек вопрос Мицуки и Кимимаро наконец взглянул на свою руку.
  - Похоже, меня оно тоже подводит. - он осторожно прикоснулся к месту, в которое ранее вцепился тот монстр и ощутил целую, упругую кожу, разве что покрытую засыхавшей кровью - Я чувствую ранение, но не вижу его. - мужчина вздохнул - Все что тут происходит - здорово смахивает на иллюзию.
  Кимимаро попробовал пошевелить пальцами левой руки и ощутил усилившуюся боль. Правда, пальцы все же пошевелились. "Терпимо" - подумал он, сомкнув зубы и пробуя сжимать-разжимать кулак. Закончив рассматривать свою руку и экспериментировать с ней, он поднял свой взгляд на Мицуки.
  - Ты дорог Орочимару-саме, а значит дорог мне. - упершись правой рукой в пол и подобрав под себя ноги, он поднялся - Пойдем.
  Оправив заляпанную кровью одежду, Кагуя зашагал вперед. Произошедшая стычка вывела его из равновесия, но сейчас он опять казался спокойным, собранным и взвешенным, как всегда. Весь мир вокруг тоже казался тихим и умиротворенным сейчас, вроде бы даже туман поредел. Словно не было никаких минут тьмы, отчаяния и страха.
  - Расскажи мне в подробностях все, что ты видел начиная с того момента, как мы вошли в переулок. - он оглянулся на Мицуки, чуть замедлив шаг и продолжая всматриваться в туман, ожидая новых нападений.[STA]something is wrong[/STA][AVA]http://s7.uploads.ru/C4fJR.png[/AVA][SGN]http://s3.uploads.ru/GZt6h.png
[/SGN]

Отредактировано Kaguya Kimimaro (03-01-2017 22:54:37)

+1

13

[AVA]http://i88.fastpic.ru/big/2016/1221/a5/a7f03f9d220f942b5abcd76cf45e34a5.jpg[/AVA]
[STA]silence[/STA]

   По правде, первоначальная цель их миссии превратилась для Мицуки в смутно угадываемый фантом. Более опытный шиноби наверняка выговорил бы ему за пренебрежение заданием и неправильную расстановку приоритетов, но как иначе-то? Бессмысленно собирать информацию, опрашивать людей и подбирать «образцы для исследований», если ничего из этого не вернётся вместе с ними к отцу. Говорить об этом раненому товарищу было как-то низко, так что Мицуки оставил ценное мнение при себе, как почти всегда делал в спорах, чтобы не нарваться на гнев обеих сторон. Прямолинейность сейчас совершенно ни к чему. А от кусочка мёртвой — хотелось бы в это верить — плоти вреда не будет.
   Даже спрашивать ничего не пришлось, хватило короткого взгляда. Отвечать Мицуки тоже не стал, сосредоточившись на ране, которая вроде бы есть, а вроде бы и нет. В одной книге такой феномен называли эффектом Шрёдингера, но был ли этот загадочный человек великим шиноби, авторы умалчивали. Впрочем, ни книги, ни эффекты никак не меняли того факта, что они застряли в городе-иллюзии без чакры и возможности связаться с внешним миром. Вряд ли здесь на каждом углу стоит голубятня с обученными птицами. Техника могла ещё как-то помочь, но что-то Мицуки не видел очереди желающих поделиться компьютерами и телефонами. Придётся всё делать самим, причём быстро. Из тумана могло выскочить что угодно, и лучше бы оно вообще не появлялось, чем свалилось на голову, стоит лишь на секунду потерять бдительность.
   — Понимаю. — Краткость не зря считается сестрой таланта. Она ещё и крёстная мать любого шиноби, который, конечно, может красиво говорить и витиевато благодарить собеседника, но, увы, недолго. Те, кто болтают попусту, умирают в первую очередь. А умирать совершенно не входило в планы Мицуки, потому он принял собственную ценность как ещё одну незыблемую аксиому, и успокоился. Пусть так. Неважно.
   Тихо, как же здесь тихо! На балконах вторых этажей никого. Крыши тоже пусты. И если в начале пути Мицуки не обратил бы внимания на смутную тень, мелькнувшую в тумане, то сейчас любая подобная мелочь сразу провоцировала на ответ. Лучшая защита — это нападение, и пусть кто угодно ругает его потом, но лучше остаться живым, чем пацифистом. Напряжённо всматриваясь в туман, Мицуки почему-то ждал нападения сверху, из-за чего практически забыл про землю. А отвлёкшись на вопрос Кимимаро, вовсе замедлился, вспоминая всё, что происходило в том грешном переулке.
   — До того, как мы туда свернули, я потерял вас из виду. Затем увидел марионетку — маленькую, меньше моей руки. В переулке она снова появилась, но уже в человеческий рост. Когда вас поглотила темнота, марионетка скопировала мой облик и напала. Больше её внешний вид не менялся, если не считать пасти с острыми зубами. Описать её подробнее? Или что-то не так?
   Будь «всё в порядке», Кимимаро не стал бы задавать подобных вопросов. Значит, они упускают что-то важное. Но что?
   — Вас я не видел и не знаю, что случилось в темноте. Ещё кукла двигалась так, словно ею управлял кто-то извне, но чакру отследить было нельзя. А… — так, стоп. Вопрос в том, что он видел, верно? Тогда получается… — что видели вы?
   Клубившийся туман стал, кажется, немного реже: на расстоянии десяти шагов была видна мостовая, и фонари, и даже первые этажи домов, но балконы и крыши всё ещё скрывались за мутной дымкой и не позволяли себя хорошо рассмотреть. Мицуки не хотел думать, что скрывается в зданиях и наблюдает за ними, невидимое и бесшумное, потому он старался убедить себя, что враг вполне осязаем. Что это обычный человек из плоти и крови, возможно, мастер гендзюцу. В это верить намного приятнее и легче, чем в потустороннюю чушь.
   — Смотрите, — привлекая внимание спутника, Мицуки указал на вынырнувшее из тумана здание. Вывеска на нём казалась новой, только-только покрашенной. Надпись гласила, что там располагается местная больница. Где ещё, кроме больницы могли прятаться застигнутые страшными монстрами жители? — Не знаю, стоит ли нам туда заходить. Но вдруг там есть люди?
   Вероятность мала, однако логика подсказывала, что в поисках спасения любой гражданский побежит во вторую очередь к медикам. Сперва, конечно, к шиноби, но последних, скорее всего, убили сразу.
   И тут в тумане раздался едва различимый шорох. Он напоминал шелест крыльев и лап насекомых, которых разводили члены клана Абураме, но Коноха далеко, а местные насекомые вряд ли будут настолько же дружелюбны к чужакам.

+1

14

  Кимимаро внимательно слушал рассказ своего напарника, пока шагал вперед и с каждым новым словом он все больше замедлялся, пока совсем не остановился на месте. Да, самым логичным обьяснением всему, что происходило вокруг было то, что они попали в гендзюцу. Менее вероятным, но тоже правдоподобным - что это все какая-то другая вражеская техника, которая влияет на сознание, комбинируя реальность и иллюзии. Он кинул осторожный взгляд на свою левую руку и краем глаза на мгновение ему почудились там кровавые ошметки. Рефлекторно сжав пальцы он ощутил боль, но как следует вновь рассмотрев предплечье не нашел никаких ран. То ли сама рана была иллюзией, то ли тот факт, что рука казалась целой. А возможно и сам монстр был ненастоящим?
  - Я видел.. Нечто другое. - задумчиво произнес Кагуя. "В принципе возможно и такое, что это была атака марионеткой совмещенная с гендзюцу" - подумал он.
  А вокруг стояла никем, кроме двух чужаков, не нарушаемая тишина. Случайные телодвижения, шаги, просто дыхание и даже биение сердца казались оглушительными. Мир вокруг словно был давно мертв и существовал в каком-то своем измерении, в которое они так нагло ворвались. Сквозь тихие улицы, туман, опустевшие здания не было видно или слышно никого, только мужчина и мальчик посреди дороги были незваными гостями. Хотя почему незваными, если о их приходе знали заранее и в какой-то мере они даже были приглашены? Правда, знать бы, куда.
  - Мицуки, скажи мне - внезапная мысль пробрала Кимимаро - а ты видишь туман вокруг?
  Он внимательно проследил за направлением, куда показывал мальчик. И правда, там находилась местная больница, если судить по вывеске и типичной архитектуре строения подобного типа. На какое-то время Кагуя заколебался. Он не думал о том, чтобы спасать кого-то или оказать помощь, нет, он решал что будет выгоднее для их миссии. Если они смогут добраться до архива, то вернутся к Орочимару-саме не с пустыми руками и кроме интересных рассказов и образцов тканей "монстра" будут иметь всю информацию о селении, в задокументированном виде. С другой стороны в больнице и впрямь могут быть выжившие, которые если сами не обьяснят, что тут происходит, то наверняка подскажут дорогу к тому самому архиву. Или же, если предположить, что все это вражеская техника - там может быть еще одна ловушка и очередной бой с непонятными "марионетками", или чем бы оно ни было. Неуверенно ступив пару шагов по направлению к зданию медицинского учреждения, до его ушей донесся негромкий шорох. Очень легкий, словно ветер колышет листья, вот только в окружающей практически идеальной тишине этот шорох казался оглушающе громким. Не особо желая встречаться с чем-либо, что могло бы издавать такие звуки, Кимимаро жестом указал Мицуки на больницу и уже уверенно сам двинулся к ней. Пока они преодолевали небольшое расстояние до больницы, казалось что источник звука, даже не так, источники звука приближаются к ним, идут по пятам.
  Дверь на удивление легко поддалась, впуская их внутрь и так же легко закрылась, отгораживая от того, что возможно прячется в тумане. Некоторое время Кимимаро простоял в полной тишине, сжимая в руке дверную ручку, подперев плечом дверь и вглядываясь сквозь стекло в туман. Больничная прихожая, в которой они оказались была пустынна, а из недр здания, казалось, не доносилось ни звука. Прождав пару минут, Кимимаро отпустил дверь и прошел чуть в глубь темноватой приемной.
  - Думаешь, выжившие где-то на верхних этажах, в палатах? - негромко спросил он своего напарника.[STA]trust no one[/STA][AVA]http://forumfiles.ru/files/0013/4f/2d/51058.png[/AVA][SGN]http://forumfiles.ru/files/0013/4f/2d/53428.png[/SGN]

Отредактировано Kaguya Kimimaro (06-01-2017 16:23:53)

+1

15

[AVA]http://i88.fastpic.ru/big/2016/1221/a5/a7f03f9d220f942b5abcd76cf45e34a5.jpg[/AVA]
[STA]silence[/STA]

   «Чем-то другим» могло быть вообще что угодно: начиная от клона самого Кимимаро, заканчивая его родственниками или близкими людьми. Коварная вражеская техника, если это она, вытягивала самое сокровенное и личное, так что Мицуки даже ухом не повёл в ответ на туманную реплику. Не хочет рассказывать подробности — его право, на их подвешенное положение это никак не повлияет. И хотя узнать про напарника побольше очень хотелось, задавать ему чисто детские «почему?» Мицуки не стал. Ладно, велик шанс, что Кимимаро ответит, но что потом делать с шорохами за спиной? Кто бы их ни издавал, ждать конца доверительной беседы он точно не будет.
   — Конечно, вижу, — на всякий случай, чтобы проверить собственное зрение, Мицуки протянул руку и «зачерпнул» немного тумана. Как известно, туман — это скопление водяных паров в воздухе, и от него влажность очень сильно повышается. На ладони ожидаемо появился конденсат, а значит, туман был настоящим. — Он везде. И если мы оба его видим, то это не иллюзия, а обычная вода.
   Удивительно, как сильно способно обрадовать такое простое на первый взгляд открытие. Нет ничего страшнее для шиноби, чем потерять доверие ко всем своим пяти чувствам и телу за компанию. Мицуки старался не упускать из виду раненую руку Кимимаро, чтобы, если вдруг рана откроется, оказать нормальную помощь. Пока он мог лишь поддерживать разговор, который отвлекал от жути, творившейся вокруг.
   В больнице пахло… никак. Ни ожидаемого запаха лекарств и хлорки, ни того специфического аромата, который всегда исходит от использованных ватных тампонов и бинтов, ни сладковатого душка разложения, ни всё перекрывающего амбре спирта. Внимательно осмотревшись по сторонам, Мицуки отметил запустение и отсутствие следов человеческого присутствия. Если бы здесь прятались выжившие, они бы оставили после себя хоть что-то: обёртки от еды, отпечатки ног на пыльном полу, одежду или хотя бы человеческое тепло. Но в больнице было отчего-то холоднее, чем на улице, а столы и мебель покрывал толстый слой пыли.
   Мицуки передёрнуло от мысли, что он своим альтруизмом заманил их в ловушку, когда на дверь и стекло с той стороны накатилась чёрная волна. Она скрипела, шуршала, щёлкала, искала малейшую щёлку, чтобы пробиться внутрь, и в оглушающей тишине все эти звуки причиняли ушам физическую боль.
   — Щели! — одними губами воскликнул Мицуки, сдёрнул какую-то белую тряпку с ближайшего стула и прижал её к просвету между порогом и дверью. Несколько минут приёмная погрузилась в темноту и мерзкие звуки, а затем буквально за мгновение всё исчезло — и чёрная живая стена, и стрекотанье, и напряжение, трещавшее молниями в воздухе. Облегчённо вздохнув, Мицуки тоже прошёл чуть глубже, стараясь ничего не трогать.
   — Не похоже, что тут вообще кто-то появлялся последние… месяца два, — с сожалением сказал он, указав пальцем сперва на слой пыли, а затем на кем-то давно забытый кусок хлеба, уже почти мумифицированный. — Я бы прошёл больницу насквозь и выбрался через чёрный вход, но на верхних этажах правда может кто-то быть. И ещё там должен находиться кабинет главврача.
   Вспомнилось вдруг, как Иноджин однажды попросил помочь ему в больнице, где часто появлялась его мать, и Мицуки полдня бегал по всему зданию, то относя бумаги, то читая карточки пациентов. Не то чтобы ему было безумно интересно или хотелось прослыть «хорошим парнем», нет. Просто любая наука пригодится, а его способности ирьёнина не раз хвалили медики. Это было приятно.
   — Возможно, там мы тоже найдём что-то полезное, — подытожил свои нехитрые умозаключения Мицуки и решил, что если Кимимаро предложит иной план, то пусть так.
   Подниматься наверх по какой-то иррациональной причине жутко не хотелось, и Мицуки увидел первого предвестника своего желания ещё на подходе к лестнице на второй этаж. Здесь было что-то вроде комнаты отдыха для больных, пустой, естественно. На стене напротив пыльных кресел висел включённый телевизор и мигал экраном. Картинка без звука всегда пугает, а когда на фоне дрожащих полос Мицуки разглядел бурые пятна, то стало чуточку, совсем немного жутко.
   — Я проверю эту комнату, — предупредил он напарника, когда лестница осталась позади, а перед ними открылась длинная кишка коридора с совершенно одинаковыми дверями. Медленно и осторожно, приоткрыв «свою» дверь, Мицуки заглянул внутрь и нахмурился.
   Посреди комнаты стояла клетка.

Отредактировано Mitsuki (08-01-2017 15:53:24)

+1

16

  Кимимаро и сам не заметил, как загнал себя в ловушку. Услышав предложение о том, чтобы пройтись в больницу, он решил было, что это хорошая идея. Но сейчас, осторожно продвигаясь вперед сумрачной прихожей на него нахлынули все те же старые страхи, с которыми он буквально боролся некоторое время назад, там, во тьме. Мужчина растерянно кивнул, Мицуки предложил правильную идею, к тому же, что бы там в тумане ни было, от чего они только что держали дверь, к этому явлению возвращаться абсолютно не хотелось. Туман был реальным, или, что будет более правильным определением - они оба его видели. Возможно это было частью окружавшей их техники, или частью самой деревни, кто знает, но в этом тумане водилось нечто, встречу с чем лучше было избегать.
  - Да, может какие-то медицинские записи приоткроют нам, что тут происходит. - сказал он, отправившись вслед за мальчиком.
  На секунду ему показалось что в глазах слегка рябит, как будто зрение сбоит так же как телевизор, отправляя в мозг вместо обычной картинки происходящего какой-то белый шум, ухудшая и без того плохую видимость. Несколько раз моргнув и сбросив наваждение, Кагуя заметил как Мицуки замялся перед тем как подниматься по лестнице. Подойдя поближе, он проследил источник внимания парня - пустая комната отдыха. Осторожно заглянув внутрь, он не увидел там абсолютно ничего стоящего внимания, кроме слоя накопившейся пыли. Машинально пожав плечами, он легонько прикоснулся к плечу напарника, подавая знак того, что он рядом и следует подниматься дальше.
  - Хорошо, разделимся. Только держись на этом этаже и в пределах слышимости, обойдем комнаты. - глухо выпадающие из губ слова казались неуместной иронией на окружающую их абсолютную тишину.
  Продолжая краем глаза наблюдать за Мицуки, Кимимаро повернул в другую сторону от лестничного пролета, чтобы проверить первую попавшуюся комнату, а затем пройтись вдоль своей стороны этажа. Он не хотел себе признаваться, но сейчас где-то на задворках его разума кружил страх. Все это место, темнота вокруг, сложившаяся ситуация, все продолжало напоминать о днях болезни, когда он был скован и беспомощен. Даже боль от несуществующей раны на левой руке заставляла его думать о собственном бессилии, а кружившие в короткой памяти воспоминания о недавнем сражении запускали цепную реакцию тяжелых мыслей и образов, оставшихся в голове еще со времен отрочества. Толкнув дверь перед собой, Кимимаро приготовился увидеть чуть ли не ту же самую койку, к которой был так долго прикован, но вместо этого его взору пристало что-то еще более неожиданное. В углу палаты сидел человек с распахнутыми от страха глазами, которые проводили взглядом открывшуюся дверь и с ужасом смотрели на вошедшего. В выброшенной вперед руке он сжимал кунай, до белизны костяшек сжимая его рукоять.
  - НЕТ! - раздался его дикий вопль, эхом отбиваясь в коридоре, уходя куда-то дальше, нарушая царившую вокруг тишину.
  Кагуя сделал неуверенный шаг вперед и медленно поднял вперед открытую ладонь, словно показывая, что не хочет причинить вреда. В тот момент, когда его губы уже открывались чтобы произнести что-то подбадривающее и успокаивающее, загнанный в угол человек резко ударил себе кунаем в живот. Кимимаро бросился вперед, для того чтобы остановить его, но увидев приближение шиноби Звука мужчина лишь испустил еще один вопль, с полными глазами ужаса и ускорившейся рукой, все слабее и слабее врезавшейся в брюшную полость. Под конец с противным булканьем в горле из его рта полилась кровь, волнами окатывая замершую в мешанине из внутренних органов руку.
  Кимимаро попятился, выходя из комнаты и уставился на спешившего на звуки Мицуки. В этот самый момент Кагуя уже пожалел, что принял идею разделиться, ведь память услужливо подкинула ему картинку недавних событий, где фигурировал двойник мальчика.[STA]is it you?[/STA][AVA]http://s3.uploads.ru/e5Xtg.png[/AVA][SGN]http://se.uploads.ru/ug2PQ.png
[/SGN]

+2

17

[AVA]http://i88.fastpic.ru/big/2016/1221/a5/a7f03f9d220f942b5abcd76cf45e34a5.jpg[/AVA]
[STA]silence[/STA]

  Ничего жуткого, несмотря на опасения Мицуки, не случилось. Он разглядывал клетку, ожидая, что дверь захлопнется за спиной, а со стен и потолка польётся слизь; что его схватят сотни мёртвых рук и запрут в клетке, чтобы не убегал больше из родного дома; что появится враг и попытается убить, а труп замурует в стене… Богатое детское воображение не скупилось на подробности. Хорошо, что Мицуки не был впечатлительной барышней, потому что кого-нибудь другого гнетущая атмосфера заброшенной больницы наверняка выбила из колеи. Здесь думать об опытах над людьми, бесчеловечных экспериментах и сумасшедших, бродящих без надзора, было почти так же обыденно и нормально, как знать, что у радуги семь цветов.
   Клетка мирно стояла посреди комнаты. Из неё ничего не спешило вылезать. На потолке не притаился монстр. Возможно, эта комната просто была «не его», но Мицуки не собирался звать Кимимаро и спрашивать, что он думает о клетках и тех, кого там запирают. Вряд ли что-то хорошее. Поэтому мальчик невозмутимо закрыл дверь и отошёл от неё на пару шагов. Ручка, за которую он держался довольно долго, даже не нагрелась от человеческого тепла.
   Из-под следующей двери ощутимо тянуло холодом и даже намело немного снега. Забавно, если вспомнить, что на улице стояла промозглая весна, а совсем не зима и даже не осень, чтобы внезапно ударили холода. Версия с глобальной иллюзией, в которую они с напарником попали, выглядела всё достоверней, всё привлекательней. Вздохнув, Мицуки повернулся было к третьей двери, как вдруг по всему зданию эхом разнёсся выкручивающий нервы крик. Тишина была разбита на тысячи мелких осколков, Мицуки почти слышал, как они звенят и переламываются в стеклянную труху под ногами. Кто мог так кричать? Зачем? Отзвуки незнакомого голоса ещё дрожали в окнах, когда Мицуки подбежал к единственной раскрытой двери, где и столкнулся с Кимимаро.
   — Что случилось? — может, слишком самонадеянно, но про клона или обман он даже не подумал — слишком шокированным выглядел напарник при всей его привычной невозмутимости. Главное, что цел, поправил себя Мицуки, главное, что не появилось никаких монстров, а со всем остальным реально справится. — На вас напали? И кто…
   После крика мягкий звук упавшего на пол тела показался совсем тихим. Предчувствуя, что увиденное ему не понравится, Мицуки заглянул в комнату. Мужчина лежал, скрючившись в позе эмбриона, в его животе — том, что от него осталось — торчала рукоять куная, а вокруг расплывалось кровавое пятно. Серо-розовые внутренности вывалились и расползлись в кашу.
   — …кричал.
   На Кимимаро не было ни капли крови. Значит, убил не он, да и кто бы в здравом уме обвинил человека, который к мертвецу даже не приближался? Очевидно, мужчина зачем-то убил себя сам. Так сильно испугался незнакомца? Из одежды на нём висела больничная рубашка из тех, что держатся на честном слове и завязочками на спине. Пациент он или нет, запертый в больнице пугающим туманом, не настолько важно, как вопрос, не дававший Мицуки покоя: откуда у гражданского оружие?
   — Откуда у него оружие? — озвученные мысли казались уже не такими уверенными. По правде, Мицуки вообще ни в чём уже не был уверен и хотел лишь выйти из комнаты, где омерзительно пахло кровью, слизью и мочой. Вот вам и стерильная больница. Вот вам и запах лекарств. Прикрыв нос рукавом, мальчик вышел из комнаты и, когда напарник вдоволь на всё это насмотрелся, закрыл дверь. Почему-то он знал: двери здесь нельзя оставлять открытыми. — Ладно. Если на его крик никто не выйдет, то, — нам повезёт, — нам останется только найти документы. И уйти. Пойдём дальше вместе? Так, мне кажется, безопаснее.

Отредактировано Mitsuki (12-01-2017 14:34:57)

+2

18

  Кимимаро молча и внимательно смотрел на Мицуки, пытаясь рассмотреть каждую мельчайшую деталь в своем напарнике, которая могла бы быть как-то не так, найти неуловимое различие с тем, как мальчик в действительности выглядел. Но таковых не находилось, как бы он ни всматривался. Перед глазами до сих пор стоял волнами извергающий черную комковатую жидкость, что смешивалась с потоками крови человек, терзающий свои внутренности. И не важно, что дверь уже была закрыта, образ впился в глаза достаточно прочно.
  - Это не так важно, мог где-то подобрать. Все таки это - скрытая деревня шиноби, во всяком случае была ей - мужчина отвечал тихо и спокойно, словно пресытившись своими страхами, или же наконец окончательно приняв правила игры окружающего мира, смирившись с неизбежным - Да, мне кажется, разделяться было плохой затеей.
  Его не покидало ощущение чего-то неправильного, давящего, чего-то, что цепкими лапами впилось в его сознание и подбиралось к разуму все ближе и ближе, с каждой минутой пребывания здесь. Словно не только весь окружающий мир был нереальным, но и сам Кимимаро становился таким же, поглощенный тишиной, он не имел другого выхода, а жестокий фатализм нашептывал на ухо, что в конце Кагуя заменит место того несчастного, что убил себя и будет сутками сидеть в темноте, крепко сжимая кунай в ожидании появившегося монстра, чтобы затем с вожделением убить себя. Что он вечно останется тут, в больнице, скованный не болезнью, но страхами, что тьма наконец завладеет им. И круговорот таких чужих мыслей пронзало чувство долга перед Орочимару, оно разбивало все и давало ответ: "нет, не выйдет, нам нужно завершить миссию и доставить сведения", - оно не знало пощады, это чувство, - "господин рассчитывает на нас", - оно было сильнее.
  В сопровождении Мицуки, Кимимаро прошелся по этажу, на этот раз не теряя времени на исследование каждой комнаты и палаты, а просто всматриваясь в таблички на дверях. В конце концов, не найдя нужного, он подался вновь на лестничный пролет. Поднимаясь выше, ступенька за ступенькой, он обратил внимание на негромкое потрескивание в ушах, какой-то отдаленный шум, какой иногда бывает от слишком сильного кровяного давления, вот только в этот раз причина вряд ли была в этом. Достигнув третьего этажа, где треск усилился, нарушая пытающуюся уловить в свои сети тишину, он увидел, что вход в крыло преграждает выпирающий кусок надутой и гладкой кожи, под которой происходило своего рода ритмичное копошение, бугорками вздымаясь то тут, то там. Что бы это ни было, оно напоминало огромный, стянутый кожей мешок органов, настолько громадный, что выпирал из проема, а еще наверняка и из окон, занимая весь этаж. Так, во всяком случае, решил Кимимаро. Запнувшись буквально на то мгновение, которое требовалось для того чтобы поверхностно изучить лоснящуюся массу, испещренную сеткой надутых вен и переливающуюся спазмами мышц, он невозмутимо миновал пролет, двигаясь дальше, на четвертый этаж. Внешне выглядя спокойным, Кагуя на самом деле изнывал от тихого, но такого раздражительного шипения в ушах и отдававшейся эхом по всему телу пульсирующей боли, что охватывало его левое предплечье.
  Вход на четвертый этаж ничто не преграждало, более того, это оказался последний этаж и дальше вела лишь небольшая ржавая лесенка, что наверняка выходила на крышу. Подумав о том, что это как раз необходимый им черный ход, Кимимаро вышел в коридор, откуда почти сразу его внимание привлекла табличка на одной из двери, что указывала на то, что данный кабинет и принадлежит главврачу. Или принадлежал. Оглянувшись на своего напарника, чтобы удостоверится в том, что он следует за ним и до сих пор не превратился в какого-то монстра, мужчина пересек проход и осторожно потянул дверь. Внутри не было ничего особо странного, если не считать жуткого беспорядка и каких-то пятен от, скорее всего, случайно пролитых разнообразных лекарств.
  - Хватай все, что похоже на вместилище полезной информации - произнес он, адресуя реплику Мицуки, а сам, тем временем, стянул со спины свой заплечный мешок, куда принялся складывать какие-то свитки, разбросанные на столе.[STA]can you hear it?[/STA][AVA]http://s3.uploads.ru/7tn1X.png[/AVA][SGN]http://s8.uploads.ru/xBDRn.png
[/SGN]

Отредактировано Kaguya Kimimaro (15-01-2017 19:30:04)

+2

19

[AVA]http://i88.fastpic.ru/big/2016/1221/a5/a7f03f9d220f942b5abcd76cf45e34a5.jpg[/AVA]
[STA]good luck[/STA]

   Да, где тот несчастный взял оружие — не так уж важно. Умение правильно расставлять приоритеты приходит с опытом, и этого опыта у Мицуки пока не было. Он с трудом вышвырнул из головы второй труп за неполный час, провел ладонью по лицу, снимая напряжение, как липкую паутину, и решительно пошёл вперёд. Трупы, правда, не сразу послушно забылись. Первый упрямо пялился на Мицуки своими белёсыми заплывшими глазами, пока в его внутренностях копошилась чья-то голова. Второй катался по полу, пронзая себя кунаем, и это напомнило одну религиозную секту, о которой как-то рассказывал отец. Они верили в бога разрушения, который даровал им бессмертие взамен на убийства, причём кровавые и особо жестокие.
   «У некоторых экземпляров, — вкрадчиво шелестел внутренний голос, копируя манеру речи Орочимару, — религиозный экстаз доходит до того, что они начинают получать наслаждение от боли. Разве не забавно? Ты режешь его заживо, сдираешь кожу, протыкаешь сердце и вспарываешь брюшину, а он хохочет. Поразительно абсурдное зрелище. Умирать, чтобы получить вечную жизнь. Есть в этом нечто завораживающее, как считаешь?»
   У внутреннего голоса было специфическое чувство юмора. С отцом Мицуки на такие темы не разговаривал, потому не мог представить ни его выражения лица, ни глаз, когда он говорил бы столь ужасные, ненормальные вещи. Конечно, Мицуки знал про эксперименты, и знал, что отец с товарищами занимался совсем не благотворительностью, но такие слова из уст отца услышать он был не готов. По позвоночнику прокатилась ледяная волна, словно тысячу снежинок засыпали за воротник рубашки и оставили стекать мутными ручьями.
   Под шелест странных речей, становившихся то тише, то громче, Мицуки вместе с Кимимаро обследовал до конца второй этаж. Таблички на дверях отвлекали, он старался сосредоточиться на каждом имени и представить, кем был владелец того или иного кабинета, кто мог бы жить в палате под номером, например, шесть. Иногда из-за дверей чудились неразборчивые голоса и даже вскрики, но Мицуки не вёл и ухом — слуховые галлюцинации никто не отменял, а спокойно следовавший рядом напарник оставался глух к этим «признакам жизни». Либо игнорировал с присущей шиноби холодностью, либо их не было вовсе. Голос в голове к тому времени благополучно затих, сменившись слишком громким стуком своего — своего, правда же? — сердца. Этот стук был очень гулким и тяжёлым, он отдавался во всём теле дрожью и слабой болью.
   На пролёте третьего этажа Мицуки буквально на мгновение остановился и зажмурился, теряя концентрацию от своего-чужого сердцебиения, а когда открыл глаза, перед входом в крыло появились дети. Их было пять — маленьких, совсем ещё крошечных, и один постарше. Если на чистоту, то людьми их не поворачивался назвать язык. Перекрученные мышцы торчали наружу уродливыми буграми, швы на лицах и телах кое-где разошлись, обнажая розовое мясо. В полумраке этажа их лица светились бледным, матовым светом, а глаза казались жёлтыми, как у самого Мицуки.
   Дети молчали и просто смотрели.
Мицуки вскинул голову, прочитал надпись «Педиатрия» над входом, а затем снова взглянул на детей… Но они уже пропали. На всё ушло всего несколько секунд. Ни следов, ни угроз, ни нападения — ничего опасного, но Мицуки поднимался на последний этаж, чувствуя пристальные взгляды на затылке и сосущий холод в желудке. Это было слишком странно, чтобы вписать в реальность, а потому сознание отторгало случившееся как нечто невозможное. Хотелось спрятаться где-нибудь, как маленькому напуганному ребёнку, и никуда больше не идти, но ничем хорошим такая постыдная слабость явно не закончится. Его просто сожрут или сведут с ума ещё быстрее, ещё изощренней.
   «Забавно, не правда ли?» — рассмеялся голос.
   «Нет. — Мрачно ответил ему Мицуки. — Не вижу ничего весёлого».
   Покосившись на Кимимаро, чтобы понять, видел он что-либо или нет, Мицуки заметил только чуть более напряжённые, чем обычно, плечи. Похоже, напарник умел держать себя в руках. Вот бы у него не было ни слуховых, ни зрительных галлюцинаций! Тогда выбраться из деревни будет намного проще, чем отбиваясь по пути от собственных страхов.
   — Есть, — ржавая лесенка на крышу немного успокоила Мицуки. Он перевёл дыхание, осознав только в кабинете, что едва не задержал его, словно перед прыжком в воду. В замкнутом помещении могло быть ещё опаснее, но тут хотя бы есть что-то полезное, а не жуткие дети и подозрительные голоса. Под «вместилище полезной информации» в кабинете подходило многое: и книги, и записи, разбросанные в таком порядке, будто кто-то второпях искал нечто важное. Под скинутыми на пол листами Мицуки нашёл небольшой диск без опознавательных подписей. На крышке чёрным маркером было выведено девять цифр, похожих на пароль. Запомнив его, Мицуки спрятал диск за пазуху и наклонился за свитком, край которого призывно торчал из-под стола, как вдруг ощутил за спиной движение.
   Стремительно развернувшись, мальчик успел увидеть, как из стены вылезла безглазая голова по шею и раскрыла пасть, полную крепких, квадратных, как у коровы, зубов. Она беззвучно кричала и пыталась вытащить из цемента плечи и руки.
   — Лестница!
   Сначала Мицуки думал выпрыгнуть в окно, о, он всегда мечтал совершить подобное, однако стекло покрылось мутной плёнкой и в нём открылось с десяток ярко-жёлтых глаз. Решив, что с мечтой можно и потерпеть, мальчик подтолкнул почему-то застывшего на месте Кимимаро в спину, и они выбежали за дверь как раз в тот момент, когда неизвестная тварь освободила правую руку.
   В коридоре произошли неприятные перемены: часть пола и стен заросли какой-то мерзкой массой телесного цвета с кровавыми прожилками. Масса пружинила под ногами и слабо билась током, а ещё выглядела живой. Даже если у Кимимаро и возникла мысль взять кусочек «этого» как образец для Орочимару, он не успел: из кабинета уже выползала тварь, отрезая им пути к отступлению. Первым запрыгнув на шаткую лесенку, Мицуки плечом толкнул люк, надеясь, что он не заперт… С первого толчка он не поддался, вселив в душу настоящий ужас, но затем всё-таки раскрылся, выпустив пленников больницы на свободу.
   Туман на крыше был не менее густым, чем внизу. Нулевая видимость, ни единого звука. Захлопнув люк и щёлкнув задвижкой на нём, Мицуки устало опустился на колени, не зная, что и думать. От мысли, что у архива их будут ждать такие же твари, к горлу подступила горечь. Но Мицуки тряхнул головой, скидывая панику и жуть, встал и подошёл к краю крыши.
   В люк никто не бился, но им явно следовало убираться отсюда. И поскорее.

+2

20

  Заплечный мешок быстро заполнялся всем, что подворачивалось под руку. Кимимаро особо не разбирался что за свитки и бумаги он закидывает внутрь, но пытался делать это как можно быстрее, подгоняемый шипением в ушах и чувством небезопасности. Краем глаза он продолжал следить за вторящим ему Мицуки. Что же, как выяснилось, спешка была вполне оправдана. Кагуя ожидал нового явления монстров, или еще чего хуже, вот только держал в поле зрения распахнутую дверь, временами кидая взгляд на окно, а вот атака из стены оказалась полной неожиданностью. Пытаясь схватить хоть что-то еще в последние секунды, он с отвращением смотрел на выбивающиеся из цемента формы, который словно снова стал жидким. Безобразная и лишенная лица голова дико раскачивалась из стороны в сторону, совершая ритмичные круговые движения. На какое-то мгновение Кимимаро застыл, завороженно глядя на описываемый в воздухе узор. Из оцепенения его вызвал вскрик Мицуки. Захлопнув свой мешок, Кимимаро поспешил вслед за ним, прочь из комнаты.
  За спиной послышался довольно громкий, но низкий и глухой стон, словно издавшее его существо находилось в агонии, но даже не имело рта для того, чтобы кричать. Пол под ногами осыпался, обнажая ржавую металлическую сетку, все пространство вокруг словно менялось на ходу, пока они бежали к спасительной лестнице на крышу. Стены облупливались, потрескавшаяся краска спадала пластами на пол, а сквозь вездесущую сетку не было видно ничего, кроме глубокой тьмы. Из кабинета, откуда они только что выбрались послышался еще один глухой стон, а затем равномерное позвякивание металлической сетки, отдававшееся с каждым шагом монстра, который, очевидно, следовал за ними. Мицуки возился с люком, взлетев по лестнице перед ним, а Кимимаро поднял вверх руку с кунаем, готовясь прикрывать напарника от возможной атаки и прислонившись спиной к ржавому основанию.
  В одно мгновение преодолев все ступеньки и открытый проем, Кимимаро выбрался на крышу вслед за напарником. Захлопнув люк за собой, он удивился насколько снаружи по прежнему тихо и спокойно, подернуто молочным туманом, тогда как внизу, в больнице, его голову разрывало непонятное шипение, стоны, звон металла, какие-то голоса, хлюпающие и прочие звуки, не вызывающие ничего, кроме отвращения. Следовало убираться отсюда поскорее, Кагуя это ясно понимал, но он уже чувствовал себя невероятно уставшим, а какая-то предательская мысль где-то на задворках сознания до сих пор билась в его разум, уговаривая его остаться здесь, просто прилечь и заснуть, позволить тьме поглотить его.
  - Отправимся дальше по крышам. - даже без чакры, ловкие прыжки по веткам деревьев или крыш зданий были типичным способом перемещения шиноби в разных ситуациях и сейчас это казалось разумнее всего, учитывая все происходящее там, внизу. - Ммм, туда. - Кимимаро взмахнул рукой указывая направление в глубь селения, дальше по главной дороге, если он правильно смог сориентироваться.
  Прогоняя стучавшее в голове желание отдыха, мужчина тут же отправился в путь, служа примером для Мицуки. Вот, он одолел один пролет между домами, без остановки пересек крышу, перепрыгнул второй полет. Оглянулся на мальчика, чтобы проверить как тот следует за ним, и побежал дальше. Крыша сменяла крышу, прыжки между ними были точными и выверенными, словно на тренировке. Но вот, на одной из них Кимимаро сбавил ход, пока окончательно не остановился и поднял руку, привлекая внимание мальчика. Он подошел ближе к краю и осторожно выглянул за него. То, что он увидел - это была их цель, ратуша, внутри которой наверняка скрывался искомый архив. Но что казалось более странным чем все пережитые ими монстры, страхи и видения, - это кучка людей, которые стояли около входа в здание и о чем-то спорили между собой. Их действия были настолько будничными и типичными для группы людей, что невольно выбивались из происходящего. Но тем не менее, это были самые обычные люди.
  Кимимаро растерянно смотрел на Мицуки и соображал. Будь его способности при нем, он бы не задумываясь спустился к ним и попытался выяснить, что же тут на самом деле происходит. Но его левая рука до сих пор отдавала пульсирующей болью, а в правой был зажат кунай, казавшийся смехотворным в окружавшем безумии. Тем более, он не знал насколько агрессивными могут оказаться эти люди, может они просто решат обвинить двух чужеземных шиноби во всем происходящем?
  - Проникнем незаметно через крышу, соберем сведения и так же незаметно покинем это место. - тихо выговорил Кагуя, делясь своим решением с напарником и прячась за край крыши так, чтобы его не было видно с земли. [STA]close your eyes[/STA][AVA]http://s7.uploads.ru/Ms94G.png[/AVA][SGN]http://s9.uploads.ru/5fCGp.png
[/SGN]

+2

21

[AVA]http://i88.fastpic.ru/big/2016/1221/a5/a7f03f9d220f942b5abcd76cf45e34a5.jpg[/AVA]
[STA]good luck[/STA]

   В молочном вязком море тумана Мицуки чувствовал себя неуютно. Здесь не было монстров, голосов, чавканья и опасности, но всё равно «прикосновения» тумана к коже ощущались липкими и противными, словно пальцы разлагающегося мертвеца. Спокойствие, как они уже успели понять, обманчиво и непостоянно. Стоит сделать шаг за пределы крыши — и кто знает, что будет ждать их за ближайшей печной трубой или карнизом? Пессимистом Мицуки никогда не был, но и его проняло всё происходящее. Невольно начнёшь ожидать худшего, вздрагивать от каждого шороха и подозрительно коситься на собственную тень. К счастью, до такого пока не дошло, но Мицуки не считал нужным скрывать радость, когда услышал, что передвигаться они будут по крышам.
   — Куда именно? — уточнил он, смутно представляя, как ориентироваться на местности, которую не видишь. Будь у них хотя бы карта деревни или нечто похожее, было бы намного проще. А если подумать, одёрнул себя Мицуки, в жизни никогда не бывает ничего легко и просто. Это не игра и не книга, где главные герои получают всё, что захотят, по одному лишь требованию. В реальной жизни даже за жалкий клочок бумаги или, например, диск со странным кодом, приходится платить нервными клетками и бог знает чем ещё. Если в этом селении ещё остался бог.
   Прыгать с крыши на крышу без чакры не так уж и сложно на самом деле. Только и делай, что следи за равновесием и поглядывай по сторонам в поисках опасности. Привычка держать напарника в поле зрения и не теряться самому выработалась у Мицуки невероятно быстро, он даже не осознавал, что старался держаться поближе к Кимимаро. Вид у того был… вроде и обычный, но неизвестно, как все эти видения и монстры подействовали на него. Может, никак, а может, он не подавал виду, что мучается от таких же голосов в голове, как Мицуки в больнице. Хотя назвать мукой язвительный голос якобы отца было нельзя, приятного от него мальчик услышал мало.
   Пробежав по верёвке, зачем-то протянутой между домами — не иначе для украшения во время праздников, — Мицуки запрыгнул на следующую крышу, где и замер, послушный взмаху руки напарника. Эта крыша ничем не отличалась от предыдущих, и ужасно хотелось спросить, что же Кимимаро там такого интересного увидел, но инстинкт самосохранения подсказывал, что сейчас не стоит разговаривать вслух. Во всяком случае, громко. А посмотреть можно самому, благо за довольно высоким краем крыши Мицуки не было видно.
   Присев, он осторожно выглянул. На глаза тут же попалось большое красивое здание — похоже, ратуша, где и находился архив. Судя по количеству выступов и завитушек на стенах, его часто использовали местные шиноби, чтобы забраться повыше или пробежать по удобной «дороге». Строили так специально или просто человек как всегда приспособил всё под свои нужды, уже никогда не узнать.
   Главным было совсем не здание, а люди.
   — Странно, — шёпотом озвучил свои мысли Мицуки, ни капли не сомневаясь, что увидеть группу людей, которые о чём-то возбуждённо переговаривались — это самое последнее, чего ожидаешь от деревни-призрака. Таковой они её считали до этого момента. — Они выглядят мирными, — задумчиво добавил он. Радовало, что реальность не вздумала вдруг подкинуть им совершенно разные свои варианты, как в случае с той проклятой марионеткой. И ещё неизвестно, что видел Кимимаро в больнице… Неважно. Люди действительно были, но вот спускаться к ним с раненым напарником не самая гениальная идея. — Пока что. С какой стороны будем обходить?
   Здесь никаких удобных верёвок Мицуки не заметил, так что единственный способ проникнуть в ратушу через крышу — перепрыгнуть на ту сторону прямо над головами людей. Туман, конечно, густой и скроет их фигуры, но велик риск и самим не рассчитать расстояние. Просто свалиться вниз не страшно, страшно, если люди окажутся совсем не теми, кем выглядят.
   — Придётся прыгать, — обходной путь был слишком большим. Они сделают огромный крюк по крышам, и не факт, что с другой стороны их не будет поджидать другая неприятность. Чтобы не оставлять себе времени на колебания и сомнения, Мицуки дал Кимимаро знак, что прыгает первым. Не потому что такой весь из себя герой и не потому, что напарник ранен, нет. Он легче, меньше и быстрее, так что с большей вероятностью безопасно приземлится на другой стороне. Ну, а Кимимаро сможет оценить, насколько далеко ратуша и повторить этот простой с виду прыжок. Проблем быть не должно.
   Наверное, несуществующий бог услышал несуществующие молитвы Мицуки. Разбежавшись, он бесшумно перелетел через улицу и зацепился за те самые выступы на крыше, которые отметил ранее. Люди внизу даже голов не подняли, хотя мальчик опасался, что звук столкновения с черепицей разнесётся по всему кварталу. Оглянувшись назад, он прищурился, пытаясь разглядеть Кимимаро. С ним же всё будет в порядке?
   Когда и напарник оказался на крыше ратуши, они тихо спустились с другой стороны дома, решив не взламывать закрытый люк. Слишком много лишнего шума, «проникновение со взломом» никак нельзя назвать по-настоящему незаметным. На счастье, окно верхнего этажа было открыто. Спрыгнув, Мицуки понял, что они оказались в кладовке. Что ж, лучше, чем чья-то спальня. Осталось добраться до архива, только если он не находился в подвале.
   На улице тем временем голоса людей стали громче и раздражённей. Словно они искали что-то… или кого-то.

+1

22

  Кимимаро одобрительно кивнул на жест мальчика. Голова у того явно была на своем месте и соображал он довольно быстро, не даром ведь являлся сыном великого господина. Обернутую белыми волосами голову до сих пор наполняли фантомные звуки, мешающие сосредоточиться, а все тело наливалось усталостью. Проследив точный и легкий прыжок Мицуки, мужчина еще раз одобрительно кивнул, тем временем на глаз прикидывая, как повторить его прыжок. Взяв разбег в пару шагов, он прыгнул, но ступившая по крыше последний раз нога, которой он оттолкнулся, - предательски пошатнулась как раз в тот момент, когда Кагуя взмыл в воздух. Время словно замедлилось, стало густым, и через этот кисель не торопясь летел Кимимаро. Сквозь молочный туман он явственно видел, что траектория его полета разнится от той, которой так прекрасно летел Мицуки. Рефлекторно вскинув руку, он попытался как можно сильнее вытянутся в сторону ратуши, тем временем следя за тем, чтобы заплечный мешок не соскользнул со спины. Он дотянулся. Левая рука кончиками пальцев вцепилась в один из уступов и тут же отдалась острой болью от несуществующей раны. С губ шиноби сорвался глухой стон, который он сразу же пресек. Противясь нарастающей боли, он подтянулся на одной руке и взобрался на уступ, надеясь, что его никто так и не увидел и не услышал. Тут, сверху, его уже ждал мальчик.
  Спускаясь с другой стороны крыши, он все пытался унять дрожь, которая пробирала руку. Увидев как напарник запрыгивает в одно из открытых окон верхнего этажа, Кимимаро не задумываясь последовал за ним. Они оказались в кладовке, забитой швабрами, метлами, ведрами и прочей хозяйственной утварью. Оставалось только задаваться вопросом, зачем вообще в кладовке проделали окно, вот только это было наименьшей странностью в этом селении на данный момент. Осторожно приоткрыв дверь, он изучил коридор через образовавшуюся щель. Вроде бы, там никого не было. Стараясь не думать о том, из-за чего снаружи усилились споры и не был ли он сам тому причиной, Кимимаро повернулся к своему напарнику и положил левую руку, которая все еще подрагивала, ему на плечо.
  - Мицуки. Орочимару-сама доверил нам эту миссию, потому что знал, что мы можем исполнить ее. Он доверяет нам и мы не можем его подвести. - Кагуя говорил тихо, но очень серьезным тоном. Правой рукой он снял свой заплечный мешок, который был набит документами из больницы, также как и образцом тканей монстра, и передал его мальчику. - Ты сейчас быстрее меня и если нам придется разделиться, - как можно скорее выбирайся отсюда и спеши к господину, передай ему всю информацию, которую нам удалось добыть. Возможно, из архива придется прорываться с боем и если я скажу тебе уходить, то ты должен будешь уйти. Ясно? - он выдержал небольшую паузу - Он рассчитывает на нас.
  Мужчина повернулся и как можно тише открыл дверь. Выскользнув в темный коридор, он первым делом изучил окружающее пространство на наличие уже обычных для этого селения странностей, наличие людей и надписей на дверях. На первый взгляд все было тихо, спокойно и обыденно. Пройдя чуть дальше в конец коридора, он обнаружил аварийную карту здания, которую тут же принялся детально изучать в окружающем полумраке. Проникающая везде тишина убаюкивала чувство опасности, даже шипение в голове, вроде бы, сходило на нет. Искомый архив, оказалось, занимал собой все подвальное помещение. Подумав о том, что они зря заходили через крышу, Кимимаро дал знак Мицуки следовать за ним и начал спускаться по лестнице. Этот осторожный спуск резко контрастировал с их подьемом по похожей лестнице в больнице. Тут не было никаких странностей, не наблюдалось монстров, голова была на удивление ясна, даже рука не болела. Ему казалось, что он попал в какую-то иллюзию, настолько нереальным было спокойное окружение ратуши.
  Ступени закончились, приведя их в подвал. За все время спуска им так никто и не повстречался, ни люди, ни монстры. Подземное помещение начиналось с потертой надписи "Архив" и закрытой металлической двери. Видимо, не каждому тут разрешалось изучать старые свитки. Кимимаро подергал ручку. Дверь, естественно, оказалось запертой. Он вставил кончик куная в замочную скважину и попробовал провернуть, одновременно с этим с силой дергая дверь на себя. Ничего не вышло, только раздался скрежет металла.
  - Умеешь взламывать замки? - спросил Кимимаро у своего напарника, слегка отступив от двери.[STA]we're close[/STA][AVA]http://sf.uploads.ru/JMduL.png[/AVA][SGN]http://s0.uploads.ru/IFsAD.png
[/SGN]

Отредактировано Kaguya Kimimaro (24-01-2017 15:28:05)

+1

23

[AVA]http://i88.fastpic.ru/big/2016/1221/a5/a7f03f9d220f942b5abcd76cf45e34a5.jpg[/AVA]
[STA]good luck[/STA]

   Рука Кимимаро дрожала. Это можно было списать на волнение или тревогу, но лицо мужчины оставалось таким же бесстрастным, как и всегда. Глядя на него, Мицуки невольно подумал, что отец наверняка в разговоре растягивал звук «с», подражая злому шипению змеи. К чему такие мысли и как они связаны с рукой, он и сам себе не мог объяснить. Но сам факт того, что у напарника что-то было не в порядке, нервировал. Болит рана? Прыжок вышел неудачным? Или он предчувствует что-то, чего в силу возраста и отсутствия опыта не замечает Мицуки?
   Слишком много вопросов. Надо слушать старших. И думать — про себя.
От слов Кимимаро по спине пробежали мурашки. Нет, он, конечно, был готов к тому, что всё обернётся совсем плохо и что придётся чем-то пожертвовать, но… Жертвовать дорогими людьми Мицуки не умел. И не желал учиться, как и перенимать этот ужасный опыт. Волна протеста поднялась внутри, на несколько мгновений заглушая доводы разума. Так правильно — к чёрту! Они должны выбраться вдвоём, сколько бы врагов ни встало у них на пути! Отец поручил миссию двоим, значит, вернуться они обязаны в полном составе, а не… по частям. В золотых глазах зажёгся дерзкий, бунтарский огонёк, потому Мицуки поспешно уставился в пол, чтобы Кимимаро не понял, сколько возражений вызвал его простой и ясный приказ. Не просьба.
   — Да, — голос не дрогнул, рука тоже. Принимая мешок с информацией, Мицуки по-прежнему избегал смотреть напарнику в глаза. Если бы он мог придумать план, благодаря которому они вдвоём покинули это проклятое место! Будь у него больше сил! — Да… Я понимаю.
«Я не хочу бросать вас здесь. Это плохое место. Вы умрёте один», — сжав лямку заплечного мешка, Мицуки коротко кивнул, показывая, что запомнил инструкции и выполнит их, если потребуется. Однако перед этим хотя бы попытается вытащить Кимимаро из лап тумана, куда их засасывало с каждым шагом. Мицуки не умел терять и, возможно, то было его эгоистичное желание — не собирался делиться с чем бы то ни было своими людьми. Отцу был важен Кимимаро, Мицуки ничем от него не отличался.
   В кладовке было полно швабр и прочего инвентаря — самая обычная комната, только странно, что находилась она наверху. Архитектор явно был не в себе, когда проектировал это здание. Одни завитушки и барельефы на крыше чего стоили. Бесшумно следуя за напарником, Мицуки читал таблички на дверях, прислушивался и думал, как бы они смогли проникнусь сюда не через крышу. Допустим, пошли бы в обход, а там… Чёрный вход, застеленный красной дорожкой? Охрана? Ещё больше людей? Конечно, наверняка были варианты и получше, раз уж в архив всё равно пришлось спускаться в подвал, но нервов они потратили значительно меньше. По крайней мере, здесь не было ни клеток, ни странных звуков, ни голосов, ни монстров. Совершенно обычное здание, даже охрана на постах отсутствовала… Наверное, все снаружи собрались, подумалось Мицуки. И правильно. Лучше пусть они находятся подальше от нас, для их же блага.
   Металлическая дверь почти не удивила. Было бы странно не встретить вообще никаких препятствий на пути к секретной информации. Мицуки внимательно осмотрел стены в поисках растяжек, а потолок — на предмет камер слежения, но ни того, ни другого не обнаружил. Пока Кимимаро ковырялся в замке, Мицуки с горечью подумал, что совсем мало о нём знает. Практически ничего конкретного. Но ведь кому-то не плевать, жив он или нет, кому-то важно, чтобы он вернулся и чтобы не сгинул здесь, в этой деревне-призраке. Нельзя вот так идти на верную смерть — это неправильно.
   — Нет, — честно ответил Мицуки, но кунай взял. Ему доводилось играть в игры, где персонажи мастерски взламывали замки, надо было только вовремя нажимать на клавиши или прислушиваться к щелчкам в замке. Считается ли это за опыт взлома? Не попробуешь — не узнаешь. — Но я попытаюсь.
   Он присел перед дверью, внимательно разглядывая замок. Старый, самая обычная скважина для ключа. Множество царапин на металле, видимо, открывали дверь не всегда спокойно и с первого раза. В некоторых местах отметин было больше, кое-где покрытие стёрлось, обнажая шляпки гвоздей и голую структуру. Отмычки у Мицуки, конечно же, не было, но ещё во время изучения пола он заметил небольшой погнутый гвоздь в углу — откуда он взялся, непонятно, но это лучше, чем ничего. Вставив гвоздь в скважину под одним углом, а кунай под другим, Мицуки начал медленно поворачивать гвоздь, «слушая» замок. С первого раза ничего не вышло — что-то внутри сорвалось, сердито щёлкнув. Но попробовав ещё, Мицуки нащупал слабое место замка и повернул кунай одновременно с гвоздём.
   — Готово, — вернув кунай Кимимаро, мальчик оставил у себя гвоздь на память. — Идём?
   Где в архиве включался свет — одному богу известно. Благодаря небольшому количеству света от двери, Мицуки разглядел длинные ряды стеллажей, где хранились написанные от руки доклады и данные. Компьютеризацией местные себя явно не утруждали, хотя провода змеились вдоль стен, ведя, скорее всего, к компьютерам, где тоже хранилась информация. На ближайшем ко входу столе Мицуки нашёл свечу в старинном подсвечнике и удивлённо посмотрел на Кимимаро:
   — Такие до сих пор используют? — а рядом лежал коробок спичек, словно умоляя: зажги меня. Плутать в темноте было действительно глупо, а приоткрытая дверь не спасала слепнувшие глаза. Жалко, что свеча только одна, разделиться не получится. Архив подавлял своей массивностью и таинственностью, из-за паршивого освещения трудно было разобраться, насколько же он большой. — Что именно нам искать? Поищем компьютер или?..
   В глупых ужастиках, которые они иногда смотрели втроём с Боруто и Сарадой, главные герои всегда спускались в подвал с вопросом: «там кто-нибудь есть?», затем гас свет, захлопывалась дверь и кто-то шипящим голосом отвечал…
   «Есссссть»
   Металлическая дверь, которую Мицуки с таким трудом вскрыл, захлопнулась за их спиной без единого звука. Только повеяло могильным холодом и появилось чувство, что герои в ужастиках не такие идиоты. У них хотя бы были ружья и соль против призраков, а вот у них с Кимимаро — только свеча, кунай и погнутый гвоздь.

+1

24

  Глядя на то, как Мицуки пытается взломать замок, Кимимаро сам задумался над теми словами, которые недавно проронил там, наверху, в кладовой. Да, учитывая окружение и обстановку вполне вероятно могло произойти так, что ему придется ценой своей жизни прикрывать отступление более быстрого и несомненно более ценного мальчика. В конце концов он, Кимимаро, - всего лишь орудие в умелых руках Орочимару-самы. Господин наверняка будет более рад добытым сведениям, чем своему слуге с пустыми руками. С другой стороны, потеря мальчика не может даже рассматриваться как вариант. Кагуя устало облокотился о стену, стараясь держать в поле зрения как лестницу, так и ковырявшегося в замке Мицуки. Но все же, один человек его точно ждал дома. Человек, который наверняка сорвется в громкую брань, пробивающуюся сквозь слезы, взметнув длинными рыжими волосами, узнав что Кимимаро больше не вернется.
  Скрипнувшая дверь и подтверждающий успех взлома голос выдернули мужчину из раздумий. Молча кивнув, он следом вошел внутрь архива. Тот не разочаровал ожиданий и выглядел в точности так, как должен был бы выглядеть эталонный архив: множество стеллажей, забитых свитками; полки с книгами в толстых переплетах; слои пыли на всех поверхностях; таинственные закоулки меж огромных картотек и ветвящиеся в темноту провода. Нашелся даже старый подсвечник с оплывшей свечой и спички. Естественно, видно было не так уж много, так как и так тусклый свет падавший от двери не мог разогнать тьму в помещении.
  - Не думаю, что я вообще заметил бы много технических новинок в этом селении. - осторожно выговорил Кимимаро. Он задумчиво всмотрелся в уходившие в темноту ряды книжных шкафов - Любые свитки с дзюцу, история селения, или секретные сведения прекрасно подойдут господину, я думаю. Вот только.. - он обратил внимание на то, как тусклый свет, проникавший через дверной проем все уменьшался, до тех пор, пока тонкий луч не блеснул на прощание в глаза обернувшегося мужчины, прежде чем исчезнуть в кромешной тьме. - Вот только действовать нужно быстро. - добавил он похолодевшим голосом.
  Нащупав спички и свечку, Кимимаро впопыхах зажег ее, инстинктивно опасаясь увидеть во вспыхнувшем свете какого-то очередного монстра, стоящего впритык. Робкий огонек свечи озарил все те же стеллажи, да полки, без каких-либо страшных изменений. Пытаясь не думать о том, что когда они открывали дверь, то та во всю скрипела ржавыми петлями, а сейчас не издала ни единого звука, Кагуя опустил свои глаза на мальчика. Тот тоже казался обычным, даром что параноидальная мысль о том, что его могли успеть подменить в темноте предательски билась в голове.
  - Разберемся с дверью потом, сначала нужно добыть то, зачем мы сюда пришли. - проговорил он, осторожно проделав несколько шагов вперед и держа свечу перед собой.
  Ступая вперед, он всматривался в еле различимые надписи на корешках некоторых книг, на выцветших табличках рядом со свитками и любыми другими пометками, которые могли бы помочь им идентифицировать что-то достаточно ценное для того, чтобы забрать это с собой. Обогнув ряды книжных шкафов, они вышли к чему-то, что можно было бы назвать читальным залом, вот только скорее напоминало просто несколько столов и стульев в свободном от полок пространстве, предназначенные, наверняка, для того чтобы работать тут с хранящимися в архиве документами. Неожиданным оказалось то, что один из столов был занят. Маленький огонек свечи явственно отражался от очков, сидящих на переносице незнакомца. Чуть приподняв ввысь источник света, чтобы получше осветить дальний конец, у Кимимаро немного отлегло. Человек, сидящий за столом с книжкой в руке ни капли не был похож на Кабуто, разве что тем фактом, что носил очки. Но вот только страх, переплевшись с неправильностью происходящего негромко постучали в разум мужчины с наблюдением о том, что человек с очками читает книжку в кромешной темноте. Одновременно с моментом, в который Кагуя сглотнул слюну, человек за столом опустил книжку и взглянул на них.
  - Добрый день. - голос звучал вполне обыденно, даже буднично, - Чем могу помочь?
  - Кто ты? - Кимимаро скосил глаза на Мицуки, чтобы попытаться понять по его лицу, одно и то же ли они видят.
  - О, вы, наверное, иностранцы? - фигура аккуратно сложила книгу и приподнялась из-за стола, поправляя очки.[STA]colours of darkness[/STA][AVA]http://s7.uploads.ru/0qnX8.png[/AVA][SGN]http://s2.uploads.ru/3HuUq.png
[/SGN]

+1

25

[AVA]http://i88.fastpic.ru/big/2016/1221/a5/a7f03f9d220f942b5abcd76cf45e34a5.jpg[/AVA]
[STA]good luck[/STA]

   Быстро… В пугающем полумраке быстро они смогут только умереть. Эта мысль вызвала острую вспышку боли в затылке. Нет, не надо нам таких мрачных прогнозов! Всё ещё может быть в порядке. Они найдут полезные для Орочимару сведения, выберутся живыми из деревни, забудут всё произошедшее, как страшный сон. Главное, чтобы сама деревня и её странные жители не являлись к ним во снах — об этом быстро страшно даже подумать, но мысли всё равно лезли в голову. Поглощённый ими, Мицуки не обратил внимания на то, что дверь, раньше скрипевшая, вдруг стала бесшумной. И на то, как напрягся Кимимаро, когда зажигал нервными движениями свечу. А стоило бы отметить, потому что нервозность и Кимимаро были такими же несовместимыми вещами, как огонь и лёд.
   Интересно, им дадут вернуться тем же путём или придётся прорываться с боем? Стены здесь, судя по их толщине, крепкие, с одного удара не пробить. Впрочем, план-то здания здесь точно должен найтись, а значит, у них будет крохотный шанс на спасение. Внимательно глядя по сторонам, Мицуки отгонял навязчивые картины того, как темнота вокруг обретает форму и превращается в кровожадных монстров. Их руки- тени тянулись к шее Мицуки со всех сторон, заставляя вжимать голову в плечи и инстинктивно тянуться к подсумку с оружием.
   У Шикадая была особая клановая техника, основанная на управлении тенями, но те были совсем не такими страшными. «Где есть свет, там есть и тень», — говорил он, повторяя слова своего отца, но суть Мицуки понял. Он не сомневался, что даже если задуть свечу, тени не исчезнут. Едва различимые шорохи и шепотки отвлекали об основной цели, поэтому мальчик взял с полки всего два небольших свитка. На них не было написано ничего вроде «совершенно секретное дзюцу, руками не трогать!», но пыль говорила о древности, а что старо, как этот мир, то — опасно. Железная логика, не поспоришь ведь.
   Похоже, Кимимаро никакие подозрительные звуки не беспокоили. Ну, хотя бы архив не превращался на глазах в ржавую тюрьму и не обрастал розово-красным мясом. Спасибо ему за это большое. Мицуки мысленно повесил себе на шею табличку с надписью «сарказм», чем немного успокоил расшатанные нервы. Дышать стало проще, шорохи практически исчезли. Или это мир отреагировал на его спокойствие? Нет, слишком уж безумная теория вырисовывается.
   В небольшом пятачке света появился человек. Он читал книгу — как позже осознал Мицуки, в полной темноте — и не выглядел ни опасным, ни сошедшим с ума. Самый обычный мужчина в очках, чем-то напоминавший дядю Кабуто. Было бы легче смириться с отвратительной тварью о семи руках, чем нормальным человеком, который не пытался на них напасть и сожрать. Закрыв книгу, мужчина буднично поздоровался и предложил помощь.
   «Помогите нам выбраться отсюда, пожалуйста, — очень хотелось ответить Мицуки, — и поделитесь секретами своей деревни, если вас это не сильно затруднит».
   А ещё хотелось проверить, не иллюзия ли вот это вот всё… безопасное.
   Пока Кимимаро задавал очень правильный вопрос, Мицуки прокусил щёку почти до крови, чтобы болью отрезвить попавший (ли) в иллюзию разум. Но кроме металлического привкуса крови во рту и тянущей боли в щеке он не почувствовал больше ничего. Тьма не разлетелась на куски сотнями летучих мышей, мужчина не обратился в чудовище и даже подсвечник в руках напарника остался всё таким же ненадёжным. Но он хотя бы был, а значит, в ближайшее время на них не нападут.
   В ответ на взгляд Кимимаро, Мицуки едва заметно кивнул, давая понять, что тоже видит этого странного, но дружественно настроенного человека. На всякий случай он вежливо пробормотал:
   — Здравствуйте, — и пристально взглянул на собеседника, надеясь успеть заметить любое его подозрительное движение. Всё-таки сидеть одному в архиве, когда остальные жители на улице и в деревне вообще творился какая-то чертовщина… Нормальный ли он? — Да, мы не местные. А вы смотритель архива?
   — Да-да, — воодушевлённо подтвердил человек, улыбаясь так, что можно было без свечей осветить весь архив. — Я по мере сил помогаю тем, кто заблудился в темноте. Ведь знания и есть тот свет, что выводит нас на верную дорогу… Но простите, если запутал. Вас интересует что-то конкретное?
   Всем своим видом он выражал готовность помочь, но Мицуки мучили сомнения. Было в нём что-то ужасающе неправильное… Или они сами изменились?
   — Почему вы сидите здесь, когда в вашей деревне произошло убийство? — зная, что лучше было бы попросить странного человека подать на блюдечке с голубой каймой нужные свитки, Мицуки всё равно спросил о том, что не давало ему покоя. — И что по улицам бродят монстры?
   Человек хмыкнул и поправил очки почти таким же жестом, как это делал дядя Кабуто. Он не пытался напасть и не выказывал раздражения, наоборот, опёрся бедром на стол и, потерев подбородок двумя пальцами, задумчиво уточнил:
— Так вы видите их монстрами?..

+1

26

  Понятие реальности - такая зыбкая вещь. Во сне человек ни на секунду не задается вопросами о происходящем, не ставит зачастую бредовые законы, придуманные подсознанием, под сомнение, все происходящее ему кажется вполне логичным, а каждое действие и ситуация - наполненными смыслом. И только в момент пробуждения приходит понятие того, что все это был всего лишь сон, что-то абсурдное и ненастоящее. Что-то, что быстро развеивается и забывается, сминаясь безжалостной и более серой реальностью. И несколько раз проскальзывающий вопрос "быть может я сплю?" в беловолосой голове разбивался о тот факт, что именно в снах такого вопроса не возникает вообще. И насколько бы неправдоподобным ни было окружение и происходящее, - оно было реально. В какой-то мере.
  - Так вы видите их монстрами?.. - этот вопрос заставил Кимимаро невольно вздрогнуть. Он вспомнил, с каким ужасом на него смотрел тот несчастный в больнице, очевидно видевший в мужчине какой-то ему одному знакомый беспокойный образ, до того жуткий, что он предпочел убиться, захлебываясь кровью, лишь бы избежать придуманной участи. Но если все это так, то кем на самом деле был тот монстр, с которым они сражались в переулке? Кем, или чем был тот труп? Что гналось за ними в непробиваемом тумане сотнями шелестящих крыльев, что он видел на третьем этаже больницы и что вылезло тогда из стены, да и вылезло ли вообще? Кто они, те люди толпящиеся на улице и люди ли они? А самое главное, кто этот "смотритель архива"? И что здесь вообще происходит? "Что?", "что?", "что?", - много вопросов, а ответ, кажется, не существовал в принципе.
  - А кем их видишь ты? - смог выдавить встречный вопрос Кимимаро, пытаясь унять дрожь. Обычно всегда спокойный, по нему было заметно, насколько сильно повлияло это путешествие на казалось бы устойчивую психику.
  - У вас мало времени. Вы, очевидно, заблудились, но вы здесь такие не одни. - фигура похлопала ладонью по отложенной книжке на столе, которую недавно читала. Откуда-то издалека донесся глухой металлический звук, пронесшийся гулом во тьме и тишине архива. - Возьмите. Может быть тут вы найдете ответы на свои вопросы. - звук повторился. Складывалось ощущение, что кто-то тяжело стучит в ту самую металлическую дверь, что недавно совсем беззвучно захлопнулась за ними. - Может, в конце концов вы найдете свой, верный путь.
  Очередной удар оборвался более громким и скрипучим грохотом. Холодный ветерок пробежался между полок, всколыхнув каждую паутину в самых дальних угловых шкафах и погасил тонкий огонек свечи в мужской руке. На какое-то время пространство погрузилось в мрак. Когда Кагуя нервными движениями снова зажег этот единственный источник света и робкий огонек осветил столы, то оказалось, что человек (или кем бы он ни был) в очках исчез. Правда, книга так и осталась лежать на столе. Указывая своему напарнику на единственную очевидную зацепку к происходящему вокруг, чтобы тот немедленно упаковал ее в заплечный мешок, Кимимаро прислушался. Со стороны двери доносились шаги и приглушенные голоса. Похоже на то, что находившаяся перед входом группа людей все же смогла их засечь, тем или иным способом, и теперь обыскивала архив. Учитывая, как рьяно они ломились в дверь - не с самыми лучшими намерениями.
  - Мицуки. - Кимимаро приблизился к мальчику, стараясь говорить потише, но в скором темпе - Я отвлеку их на себя. Проберись в темноте обходным путем и как можно скорее покидай селение. Не жди, не оглядывайся на меня. Я прорвусь и догоню. Если нет, то встретимся в той гостинице, в которой мы последний раз останавливались по пути сюда. Если меня не будет в течении суток, то отправляйся к господину, доставь ему полученные сведения любой ценой. - он довольно строго посмотрел в лицо мальчика, слегка наклонившись - Ты понял? Не подведи Орочимару-сама.
  Отвернувшись, Кагуя поднял горящую свечу повыше, перехватив ее слегка подрагивающей левой рукой, которая словно очнулась и начала опять пульсировать тупой болью. В правой руке он сжимал кунай. Не оглядываясь на Мицуки, он зашагал в направлении ближайшего источника звука, которым должен был бы являться один из тех людей. Его ноги обычно ступали мягко, тихо и по своему грациозно, но не в этот раз, сейчас каждый шаг отдавался громким звуком, что вкупе с высоко поднятой свечкой должно было бы привлекать к себе еще больше внимания. И его старания не оказались незамеченными. Прорезавший темноту луч света, исходивший от фонарика, прекратил бессмысленное блуждание по полкам и остановился на Кимимаро, слегка ослепляя привыкшие к полумраку глаза. Довольно быстро его окружили со всех сторон. Это были люди, с виду - самые обычные и наверняка те же самые, что стояли у входа. В их руках виднелись мечи, кунаи и прочее оружие, а также фонарики, чьи лучи сейчас плотно сфокусировались на шиноби Звука. А еще, в слабом свете свечи и ошибочно соскальзывающих на лица лучах фонариков в их глазах виднелся страх. Даже не так. СТРАХ. Настолько сильный, что он единственный, кажется, сдерживал их от того, чтобы наброситься на державшего подрагивающей рукой свечу мужчину. Кем они его видели? Почему он их видел людьми? Кимимаро искренне надеялся, что Мицуки сможет выбраться и они с господином найдут ответ на этот вопрос.
  Со слабым стуком, потухшая свеча вместе с подсвечником упала на пол. Сожалея о невозможности использовать свой геном, он делает рывок вперед, вскидывая руку с кунаем перед собой. Может у него выйдет сыграть на том непонятном страхе, что сковал этих людей? Кимимаро пытается сделать выпад, но боковым зрением видит взметнувшуюся катану. Видимо, инстинкт шиноби у этих людей все же превышает сковывающий ужас. Уклоняясь вбок, он пытается уйти из-под ослепляющих лучей света, но пространство внутри небольшого круга заполонили собой мечущиеся лезвия. Отпарировав один удар, увернувшись от второго, опережая третий, Кимимаро вдруг чувствует острую вспышку боли в ноге. Словно подкошенный, он падает наземь, инстинктивно выставляя левую руку, чтобы смягчить падение. От столкновения руки с полом он чувствует дикую боль, которая, не найдя другого выхода, вместе с криком вылетает из его рта. Затуманенные глаза бросают быстрый взгляд и замечают на этой руке растерзанную и начавшую гноиться рану, с которой струпьями свисают куски кожи, мышечных волокон и жил. Переворачиваясь на спину, он пытается отбить очередную атаку, но вражеский меч, соскользнув с неуверенно подставленного куная, вонзается в брюшную полость. На этот раз дикая боль покидает тело Кагуи не с криком, а с вырывающейся изо рта кровью. Перед глазами что-то мельтешит, черно-белым шумом вьедаясь в задурманенный мозг, а силы на то чтобы поднять руку и заблокировать следующий удар ушли совсем. Лезвие рассекает тонкую шею, заставляя тело дернуться, а потоки крови найти другой путь для высвобождения из перерезанной артерии. В ушах что-то гремит, словно каждое мгновение отдается не только болью, но и каким-то потусторонним грохотом. Кимимаро пытается вздохнуть, но не может. Еще и еще, мечи и кунаи вонзаются в агонизирующее тело, сведенное предсмертными спазмами. Тьма наконец пришла, вернулась для того, чтобы больше не отпускать его. Тело, из-за которого он когда-то почти смог стать сосудом для Орочимару-самы превращалось в крошево под неудержимым натиском, оно больше не могло спасти его. Боль отступила, когда смерть приняла его в свои холодные обьятия, а последняя мысль растерзанного, лежащего в луже крови мужчины была о своем господине, человеке, что подарил ему эту жизнь и цель в ней.[STA]and silence has come[/STA][AVA]http://s4.uploads.ru/bN2VQ.png[/AVA][SGN]http://s3.uploads.ru/hmgnY.png
[/SGN]

Отредактировано Kaguya Kimimaro (09-02-2017 02:39:16)

+1

27

[AVA]http://i88.fastpic.ru/big/2016/1221/a5/a7f03f9d220f942b5abcd76cf45e34a5.jpg[/AVA]
[STA]good luck[/STA]

   Неужели этот кошмар вот-вот закончится? Честное слово, Мицуки согласился бы на любой исход, кроме самого мрачного и страшного, которое уже рисовало ему подсознание. Оно, вопреки сердцу и разуму, почти никогда не ошибалось — и за этого его оставалось лишь тихо ненавидеть. Будь весь этот тихий город сном, бредом или галлюцинацией, было бы не настолько жутко и стыло. По коже пробежали мурашки, Мицуки вздрогнул, чувствуя, что находится на границе между чем-то и чем-то, и что совсем скоро они эту невидимую границу пересекут. Тогда пути назад уже не будет. Может, по неопытности и молодости он искренне считал вариант с глубоким сном, в который их погрузили враги, не таким уж и плохим вариантом, но реальность раз за разом настаивала: я тут, я настоящая.
   Я — не плод твоего воображения. Разве что совсем чуть-чуть.
   Смотритель ласково улыбнулся Кимимаро, как будто тот был смертельно больным пациентом его клиники, чем ужасно напомнил дядю Кабуто, а затем пожал плечами. И этот его жест не объяснял ровным счётом ничего, как и вызвавшие иррациональный ужас слова:
   — Когда как. Увы, я не успел разобраться в… закономерности этого явления. Удачи вам.
   Грохот, с которым преследователи колотились в дверь, давно отмечался разумом, но только когда дверь с лязгом и каким-то трудно уловимым торжеством рухнула под напором человеческой массы, Мицуки воспринял эти звуки всерьёз. И впервые за всё время, проведённое в деревне, испугался до застрявшего в горле дыхания. Стало очень холодно — и темно, и дико неправильно, потому что он знал, что именно сейчас сделает и скажет Кимимаро, и от этого знания хотелось выть в голос. Но Мицуки каким-то чудом взял себя в руки, а книгу — запихнул в мешок, хотя пальцы дрожали, а тело трясло, словно при лихорадке. Услышав прерывистый шёпот напарника, мальчик посмотрел ему в лицо. Оно выглядело бледным  в мерцающем свете свечи, но Мицуки всё равно запоминал каждую его эмоцию, каждую черту, цвет глаз, едва заметные морщинки. Всё это заняло буквально пару вдохов, и было, наверное, сущей нелепицей, но Мицуки не хотел уходить, не запомнив Кимимаро Кагую таким — сильным, бесстрашным, готовым на всё, ради своего господина.
   Запомнив его живым.
   Сглотнув, Мицуки всё-таки не выдержал и вцепился в рукав Кимимаро, надеясь удержать его, отговорить, попробовать прорваться вместе — почему они не могут?! А когда открыл рот, чтобы выплеснуть это срывавшимся от боли голосом, почувствовал, как язык онемел, а челюсть свело судорогой. Было ли то от волнения или стресса, или некая сила очень не хотела, чтобы Кимимаро выбрался из архива — неизвестно.
   — Возвращайся, — вот и всё, что титаническим усилием воли удалось выдавить из себя, буквально продираясь сквозь невидимые преграды. — Пожалуйста. Я буду ждать тебя.
   Отойдя к стене, подальше от источника света и бледной фигуры Кимимаро, Мицуки дождался, пока все фонарики не окажутся направлены на напарника, и тогда уже стремительным рывком проскочил опасный участок до распахнутой двери. На пороге он оглянулся в последний раз — и увидел восковую решимость умереть, отпечатанную на лице Кимимаро. Это было страшно, ещё страшнее, чем немые дети, марионетки и живые мертвецы. Под звуки ударов Мицуки выбрался из архива, взбежал по лестнице и убедился: выход свободен, все нападавшие собрались в одном месте. В этот момент в спину ударился крик боли, от которого Мицуки подскочил и едва не кинулся обратно — несколько шагов, сделанных в том направлении, остановил строгий голос Кимимаро, прозвучавший в голове:
«Не подведи».
   Чёрт! Это слишком! Ведь если бы их способности работали, Кимимаро без проблем разобрался бы со всеми врагами, несмотря на раны! И хотя логика подсказывала: всё справедливо, он более ценен, у него важные документы, можно с чистой совестью возвращаться домой с «минимальными потерями», но эмоции во весь голос твердили, что оставить напарника и сбежать — значит убить в себе частичку человека. В такие сложные моменты Мицуки сожалел, что не родился каким-нибудь гено-модифицированным роботом без эмоций, чувств и привязанностей. Тогда выполнять простые на первый взгляд приказы было бы не в пример легче.
   Но он не робот — и убегал с гадким чувством, что потерял в этом проклятом городе нечто безумно важное.
   Разлом у ворот деревни исчез, словно его и не было. Неуверенно наступив на землю носком сандалии, Мицуки больше не колебался: из колышущегося тумана могли вот-вот появиться преследователи. Вдвоём их вроде бы не видели, но осторожность не помешает. На время задвинув чувства подальше, мальчик быстро бежал прочь, то окунаясь в густой туман, то выныривая из него. В самой деревне ему не встретилось ни одной живой — и мёртвой — души, такая же картинка ждала его и в лесу. Перепрыгнув на очередную ветку, Мицуки вдруг обнаружил, что туман начал редеть, а к нему вернулся почти позабытый контроль чакры. Он несколько минут сидел на скользкой ветке, создавая пока слабеньких, но клонов, и сам себя убеждал, что это для проверки способностей, а не чтобы дождаться Кимимаро.
   «Ты обещал, что догонишь».
   Вот Мицуки выскочил на широкий тракт, по которому они шли, пока не свернули на заросшую заячьей травой и репейником тропинку. Туман практически рассеялся, от него остались жалкие клочки, похожие на обрывки белоснежной шерсти овец. На земле виднелись человеческие следы, вдалеке Мицуки разглядел нечёткие фигуры. Скорее всего, путешественники, но попадаться кому бы то ни было на глаза он счёл лишний. Снова нырнув в лес, он добрался до гостиницы лишь глубокой ночью.
   Книга жгла спину сквозь ткань мешка. Диск за пазухой тоже мешал, и Мицуки подавил недостойный шиноби порыв разломать его пополам. Забравшись на кровать с ногами, он постарался отрешиться от воспоминаний, где в комнате их было двое, и принялся изучать книгу. Первые страницы не открывали тайны проклятой деревни, лишь отсылали к далёкому прошлому, когда творились настолько тёмные дела, что в них способны были разобраться только очень опытные и мудрые люди вроде отца или его напарников — Цунаде-сан и Джирайи. Листая страницы со всё меньшим энтузиазмом, Мицуки с каждой новой строкой проваливался в зыбкое состояние полудрёмы. Сколько суток он уже не спал?..
   Сквозь мутную пелену перед глазами Мицуки заметил на очередном развороте странный рисунок, выполненный явно от руки. Старинная манера, больше похожая на стремительный набросок пером, чем отпечатанные на современных принтерах картинки. Нечто подобное ему показывал Иноджин, в полной мере унаследовавший талант отца к рисованию. И теперь Мицуки хмурился, не понимая, что подобный набросок делает в явно архивных записях, не предусматривавших ничего творческого.
   Резкие линии складывались в две фигуры — одна побольше, вторая поменьше. Они шли по дороге, а перед ними гостеприимно распахивались смутно знакомые ворота… Широко раскрыв глаза от шока и одним рывком вынырнув из дрёмы, Мицуки жадно впился в рисунок. Это же!..
  …фигурки разглядывают мёртвую собаку в переулке. Вторая подходит к ним сзади и нападает, заставляя кружить в замкнутом пространстве. Собака ранит высокую фигурку и умирает от множественных колотых ранений…
   … фигурки бегут прочь, испугавшись чего-то невидимого, забегают в больницу, где один из пациентов умирает, чтобы не выдать им под пытками секретную информацию…
   … в кабинете главврача их застают врасплох работники, фигурки убегают через люк, а затем пробираются в ратушу, пока в деревне пытаются поймать двух вторгшихся в селение вражеских шиноби…

   Вторгшихся? Но ведь деревня выглядела мёртвой! Кроме монстров там не было никого! Какие, чёрт возьми, собаки?!

— Вы видите их монстрами?

   Мицуки заскрежетал зубами, захлопнул книгу и засунул её в мешок, чтобы не видеть последнего рисунка, написанного настолько реалистично, насколько это вообще возможно — кровью.
    Кимимаро не вернулся.


   Подождав ещё полдня, Мицуки с тяжёлым сердцем и ощущением безвозвратной потери отправился в убежище.

+1


Вы здесь » Naruto: Desolate » Страницы истории » Тишина


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC