Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Palantir
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ:
обещанное переоткрытие desolate! мы снова с вами!
Вверх

Вниз

Naruto: Desolate

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Naruto: Desolate » Страницы истории » Ты идешь со мной!


Ты идешь со мной!

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://sh.uploads.ru/Kwtem.gif

http://s6.uploads.ru/MA50f.gif

1. Название
Ты идешь со мной!

2. Место и время
Одно из убежищ Змея.

3. Участники
Tayuya / Deidara

4. Краткое описание
Когда Орочимару покинул Акацки, то организация сильно обеспокоилась тем, что он может располагать ценной информацией. А посему решила либо убить хитрого Змея, либо найти кого-нибудь, кто обладает хоть какой-то информацией о его месте нахождения. И так как другие члены команды были заняты своими хвостатыми, то это задание решили поручить Дейдаре, за которое тот взялся незамедлительно.
Путь подрывника был скучен и уныл, пока  ему не попалась небольшая "зацепка", которую можно будет схватить в свои цепкие руки и доставить в логово организации, дабы допросить со всеми подробностями. Вот только, наверное, девушка не согласится так просто следовать за подрывником. Но кто сказал, что Дейдара будет спрашивать?!

Отредактировано Deidara (03-02-2017 15:34:11)

+1

2

Любая змея укрощается чарующими звуками флейты. Мелодичные ноты, что одна за другой вылетают из этого инструмента, всегда действовали на хладнокровных созданий подобно волшебной палочке. Резвая трель, аль нежный перезвон — и вот же, гадюка, до этого старательно целившаяся вцепиться своими острыми клыками прямиком в твою лодыжку, податливо изгибается в невероятном животном танце. Таюю уже длительное время не оставляет мысль о том, чтобы научиться хорошо играть на своём верном оружие. Ей хочется исполнять не только адскую какофонию, которую она окрестила «музыкой смерти», направленной на изничтожение любого врага её господина, но и ласковые, успокоительные мелодии. Те, что средь холодных одинокий будней в логове Звука смогут послужить Саннину, отождествляющему себя со змеями, упоительной отдушиной. Куноичи наивно желает, или даже слепо верит в то, что и в данном случае магические возможности флейты относительно ползучих подтвердятся, играя ей на руку. И Третья, стремительно ворвавшись в сердце Лидера живенькой гаммой-мажором, навечно останется там любимой покорной укротительницей.
И пусть в столь неравном поединке, где дрессировщик — явный дилетант, а ползучее — настоящая королевская кобра, перевес скорее на стороне ядовитого животного, Таюе просто требуется полагаться на лучшее. Ей нужна эта шаткая соломинка надежды, дабы наполнять убогое существование хоть какими-то целями и стремлениями. Ведь раз за разом у великого ума появляются всё новые, более интересные марионетки. Усовершенствованные, возиться с которыми гораздо забавнее — тут тебе и Кеккей Генкай забытого Богом клана, и Шаринган на блюдечке. Конечно, новые игрушки имеют свойство ломаться, а некоторые — даже убегать, однако вся горечь в том, что от них то Господин не отказывается, пытаясь всяческими методами вернуть, склеить...
А старые тряпичные куклы с флейтой так и остаются где-то в пыльном шкафу, заброшенные и пронизанные одиночеством. К ним более, увы, рука спасителя и не протянется; их более, увы, шипящий голос не подзовёт.

Пытаясь выкроить из головы забредшие пессимистичные мысли, что не имели за собою никакой пользы, лишь вгоняя всё глубже во владения госпожи депрессии, Таюя бежала прочь от убежища Звука. В этот неплохой денёк, когда солнце лениво, но все же дарило земле свои тёплые лучики, девушке удалось обвести вокруг пальца не шибко умных товарищей, и тенью ускользнуть заниматься личными заботами. Повезло, что Сакон и Укон куда-то запропастились, ведь запутать Джиробо и Кидомару, один из которых от природы не одарён мозгами, а другой — так ослеплён собой, что не замечает ничего, не составило труда. И вот, преодолев с километр пути (безопасное, но близкое расстояние, по мнению куноичи), Третья наконец остановилась. В руке она крепко сжимала музыкальный инструмент, глаза же принялись с откровенным интересом блуждать по окружающим видам. Место было неприметным: лесная полянка размера метр на метр, окружённая типичными стройными станами деревьев. Впереди возвышался большой, ветвистый, буйно поросший зеленью дикий куст. В названиях и видах растений Таюя не разбиралась, но знала, что к некоторым из тех, что растут в округе деревни Звука, лучше не прикасаться лишний раз — себе дороже. В лучшем случае отделаешься кусачим ожогом, в худшем — внезапно схлопочешь кожную хворь.
Оставшись вполне удовлетворённой увиденным, Таюя, не мудря, села прямиком на траву, загибая ноги в «позу лотоса». Определив наиболее комфортное положение, девушка была готова уже поднести флейту к губам, как резко остановилась. В который раз на тренировке её обволакивало унижающее чувство стыда. Разум опять и опять кричал, что это не в образе Третьей — играть чувственные мелодии. Что её ипостась — грубая, адовая музыка, не связная ни одной наукой; тупой набор звуков, понятный лишь призываемым монстрам. И вообще, не дай всевышние силы ещё кто-нибудь увидит, услышит! Нервно облизывая губы, пытаясь справиться с собой, несколько минут куноичи тормозила. Но мечтательные цели вновь взяли верх, и, как следует потоптавшись по всяким там стереотипным предрассудкам, позволили Таюе свободно вдохнуть и начать исполнять свою песнь.

Ноты лились медленно, сплетаясь в, по началу, сонное тягучее звучание. Под такие мотивы хорошо бы засыпалось бессонной тёмной ночью. Однако когда губы привыкли к инструменту, одышка отошла на второй план, мелодия сменилась на более стремительную. В ней просачивалось что-то душевно-доброе, тянущее в пляс; затем оно сменилось на ироничное, подтрунивающее, с внезапными громко выделяющимися акцентами. Рыжая играла и так, и сяк, как только хотелось её душе. За тот час, что она провела в гордом одиночестве, звуки менялись от грустных — к весёлым, от нежных — к грубым, и так далее. На последнем издыхании выдувая незатейливую композицию, куноичи внезапно услышала шевеление где-то недалеко от себя. Тело моментально напряглось. Третья убрала инструмент от лица, отмечая, как же сильно ноют губы после долгой игры. Плавным движением свободной руки подцепив из сумки кунай, Таюя затаилась, прислушиваясь. Помимо шелестения в лесу было множество других звуков, что здорово сбивало и запутывало. Сначала ей казалось, что посетитель по правую сторону, затем — что, всё же, он ломает ветки куста, растущего слева. «Кого это принесло в такую глушь? Не помню, чтобы по нашей территории гуляли путешественники, а то и ещё какой сброд. Нужно приготовиться,» — с этими мыслями девушка посильнее сжала оружие. Когда же хрустнувший звук послышался отчётливо близко, знаменуя последующее явное появление гостя, Таюя громогласно произнесла:

Кто здесь? — усиленным стуком в ушах отдавал пульс: видимо, адреналин в крови подскочил. Да, признаться, визитёров куноичи Звука совсем не ожидала. — Выходи, иначе я найду тебя сама. И будет очень, очень плохо.

пусть в кувшине том да под тонким льдом
солона вода — все ж налейте. бог меня простит, а дьявол просвистит

соло на  и с п о р ч е н н о й  флейте.

Отредактировано Tayuya (26-01-2017 02:58:58)

+1

3

Знаете, чем прекрасна наша жизнь? Наверное каждый из вас знает или пытается узнать ответ на этот вопрос и у каждого он свой. Каждый ценит свою жизнь за что-то особенное и важное только для него одного, и что для другого может казаться совершенно ничтожным. Дейдара же любил эту жизнь именно за ее импровизацию! За то, что она не идет по какому-то особенному и чётко запланированному сценарию. Жизнь всегда динамична, она имеет бешенную силу, которая способна сломать человека всего в один миг. В этом понимание жизни было что-то схожее с понимаем слова "искусство" для подрывника. "Искусство -это взрыв" - именно эти слова чаще всего можно услышать от Дейдары и ничего иного. И парень в действительности обожал и даже боготворил свои бомбы и взрывы. Ведь его взрывы также сложно предсказать, как и саму жизнь, ведь она действует по-своему, меняя все вокруг людей. И в любой момент все может измениться с такой скоростью, что вы скорее всего даже и не заметите этого, самоуверенно приняв, что вы все сделали и выбрали сами, но все не так. Сегодня вы работали вместе и слаженно в одной команде, а уже завтра именно ты являешься предателем известной организации, которая желает вернуть твое тушку обратно. И уже не важно, живым или мертвым, самое главное для них это информация, что может хранится в твоей головушке и которую ты можешь использовать в свою выгоду. Именно поэтому сейчас Дейдара направлялся за тем, кто решил спокойно и тихо уйти из Акацки и не получить за свое предательство сполна.
И хоть у змея полным-полно логовищ и убежишь, что он пытается так тщательно скрывать ото всех, но ведь всего не утаишь и даже подрывник сумел найти парочку из них, благодаря дополнительной информации, что дала в самом начале Конан. К одному из них парень как раз и направлялся, пробираясь через спутанные дебри леса по верхушкам толстых веток, перескакивая с одной на другой большими шагами, дабы сделать все как можно быстрее. Хотя, стоило предполагать, что быстро все никак не кончится.
- Еще несколько километров и именно там должно быть убежище, - остановившись на одной ветке и внимательно смотря вперед, четко произнес блондин, вздыхая полной грудью, дабы немного перевести дух, - Думаю, что этого будет достаточно, гмм, - с хитрой ухмылкой продолжил юноша, смотря на два своих мешочках с глиной, и чуть поправляя их на поясе, отчего языки на руках начали жадно шевелиться, уже будто предвкушая сладкий вкус боя.
Об этой личности, которую сейчас так настырно разыскивает подрывник, ходит множество слухов, кто-то говорит, что он ставит ужасные эксперименты над людьми, превращая тех в некое подобие монстров, кто-то, наоборот, боготворит его и готов сам стать чудовищем, дабы только защитит своего господина. Также говорят, что он ищет в своих опытах лишь одну вещь, он ищет силу и ищет то, что способно победить саму смерть. И если ему это действительно удаться, то его точно прозовут гением, присваивая ему еще один из великих статусов. Правда у Дейдары эти мысли вызывали лишь усмешку над всем этим. Ведь это просто глупости, зачем искать то, что заведомо невозможно. Наша жизнь тем и прекрасна, что она может оборваться в любой момент, даже забыв предупредив тебя  об этом...
Парень был слишком самоуверен, раз взял на схватку с одним из легендарных санинов, что славился своими техниками и научными опытами, всего два неполных мешочка с глиной. Ну что же, Дейдару не изменить, и даже большим статусом и вечной жизнью, о которой так ходит много слухов, его не испугать. Он пойдет до самого конца, но обязательно приведет этого змея обратно, уже даже не важно в каком состоянии.
До места назначения оставалось совсем ничего, но привычные звуки ветра сменились на что-то иное, на что-то более звучное, плавное и даже противное для подрывника. Эта была игра на каком-то музыкальном инструменте, что так резало слух парню, ведь его уши привыкли слышать лишь тишину и грохот, что ее рушит в один момент. А эта музыка была совсем другой, в ней было что-то заманчивое, что только бесило Дейдару, ведь нет ничего прекраснее, чем искусство взрыва. И именно такие моменты больше всего и раздражают подрывника, ведь именно они провоцируют его на мысли о том, что есть в этом мире что-то еще более прекрасное, чем вспышки света от его бомб.
- И кто же ты у нас? - остановившись на одной из веток, медленно протянул парень, смотря прямо в спину девушки, что так плавно перебирала длинными пальчиками по флейте, издававшая столь славный звук. Несколько раз прокрутив свой механический глаз, дабы получше разглядеть объект, что так был увлечен собственной игрой, Дей кажется понял, кем является эта девушка.
- Хах, а я счастливчик, определённо, гмм, - довольно улыбнувшись и присев на карточки, дабы стать еще ближе к своей жертве, уже более четко произнес парень, будто делая это нарочно, дабы выдать свое местонахождение. Надо же предупредить бедняжку,что теперь за ней ведется охота.
И кажется, что рыжая девчушка услышала либо скрип ветки, что прогнулась под весом подрывника, либо слова, которые мог уловит ее чуткий слух.  — Выходи, иначе я найду тебя сама. И будет очень, очень плохо. - эта фраза вызвала лишь наглую ухмылку на лице блондина, прятаться он не видел смысла, ведь ему нужна была информация, а лучший способ ее получить - это спрашивать обо всем напрямую.
- Ну наконец-то, твоя музыка замолкла, это было просто ужасно, - спрыгивая с ветви вниз, эффектно расправляя свой плащ, что поддался потоку воздуха, облегченно произнес Дейдара, будто специально провоцируя девушку на взаимные "приятности", что были вполне ожидаемы, - Хей, а может ты мне просто скажешь, где притаилась ваша змеюка - подколодная и я подумаю над тем, чтобы отпустить тебя целой, гмм?! - продолжал говорить парень, правда теперь его голос звучал более четче и увереннее, а наглая улыбка так и не желала покидать его милую мордашку. И хоть дискуссия шла своим ходом, руки не желали быть на одном месте, они нацелено направились к поясу подрывника, дабы сполна насытится белой глиной и приготовится к выходу истинного искусства в этот мир.

+1

4

две разных  в о й н ы  в голове,
две разных весны — одна зима.

Самым наглым образом покачиваясь на ветке злополучного дерева и вызывая хруст его коры, не способной устоять под натиском крепкого человеческого тела, тот, кто осмелился столь резким и дерзким образом потревожить размеренное спокойствие девушки ещё не мог даже и предположить, что нарвался и разворошил самое настоящее осиное гнездо. И, забегая наперёд с объяснениями, дело тут совершенно не в балансе сил — Таюя явно не является сильнейшей представительницей удачных опытов Орочимару (загляните в тёмные подземные лаборатории Змеиного Саннина и там, вестимо, вы встретите около десятка индивидуумов, всё же способных дать нукенину-подрывнику достойный отпор). Вся соль в характере личности, с которой довелось столкнуться парню. Хранительница Северных Врат — отнюдь не робкого десятка, от её сладких речей уши могут мгновенно завернуться в трубочку. А уж если члену одной из самых мутных организаций мира шиноби предстоит выведать информацию у Таюи — караул. Сие предполагает ледяное спокойствие, полнейший контроль эмоций и недюжинное терпение за плечами. А в случае Третьей — количество требующихся сил и ресурсов надобно возвести в куб.
Легче убить рыжую, нежели заставить предать Бога своей жизни.

Однако, плавно возвращаясь к более конкретной ситуации, стоит сказать, что появление Дейдары произвело довольно мощный эффект. Он раскрыл своё местоположение сразу же, жёлтой молнией спрыгивая на землю. Первое, что приковало внимание Таюи — чёртова нахальная улыбочка, так и разящая самодовольством за километр. Её буквально с первых секунд захотелось стереть, лишь бы не видеть этого упования собственному я. В дальнейшем отрывочно, но очень внимательно изучая образ незваного гостя, куноичи остановилась на мысли о том, что он уж очень... импозантен. Красив, очарователен, привлекателен — эпитеты для сопливых девочек-неженок. Для Третьей же парень перед ней был именно внезапной притягательной интригой. Ранее ей не попадались люди с подобными данными: длинные блондинистые волосы, одновременно как распущенные, так и собранные в высокий хвост; правильные, округлые черты лица; небесно-голубые глаза. Несколько секунд рыжая попросту напитывалась образом, не испытывая ровным счётом ничего. Но как только виновник открыл рот...
Музыка. Плохой отзыв об игре Таюи на флейте, на данном отрезке её жизни, — это смачный удар в под дых. Девушка даже не скрыла своего возмущения, от которого чуть было не задохнулась. Он заявился нежданно-негаданно и, не удосужившись даже представиться, включил избирательного критика? Руки куноичи сжались в кулачки: изящные, смехотворно маленькие, по сравнению с теми же мужскими, но такие грозные, коль в них вложен обожаемый музыкальный инструмент. Секунда времени — и на короткую колкую фразу послышался плотный, не обделённый матом ответ:

Что-что сказал, ушлёпок? — Третья наигранно приложила руку к уху, имитируя будто бы сразу и не расслышала слов блондина. — Ужасно? Что ты можешь понимать в музыке — хрен с бугра?! — раздражение разрасталось в груди подобно  пожару в центре буйного леса. — Это — «искусство».

две тонких струны в  р у к а в е ,
достанем до дна —
сойдём
с ума.

Куноичи чувствует, как, поддаваясь поводку эмоций, мир вокруг мутнеет, а голова упорно отказывается думать о чём-то, кроме жестокого убийства грубияна и хама. Вот только такое состояние мигом меняется, когда карие глаза останавливаются на красных облачках, отображённых на плаще негодяя. Горло начинает першить, где-то в районе него тут же образуется комок, из-за которого дыхание превращается в более шумное и прерывистое. «Акацки,» — одно основное чувство. Животный страх.
Об этих ребятах ходит много слухов, но Таюя уверена — они не описывают и половины. Маньяки, убийцы, садисты и попросту опаснейшие нукенины всех селений, преследующие понятные только им цели и идеалы. Их знак — реющее кровавое облако на фоне чёрного плаща. Хранительница Северных Врат, как бы случайно, вспоминает, что их Господин, глубоко почитаемый Орочимару-сама, некогда был членом данной группировки. Однако их мотивы столкнулись лбами, не сошлись, и Саннин поспешил покинуть состав. «Неужели они послали кого-то за Лидером?» — ещё одна палочка в костёр страха, ведь убежище, по меркам куноичи, находится совсем недалеко. «Во что бы то ни стало я должна увести отсюда этого ублюдка,» — рыжая бегает глазами по местности, будто дерево аль растение способны дать ей совет.
Голос парня в очередной раз режет слух, подтверждая самые ужасные опасения Третьей. Им нужен Орочимару. И явно всё равно каким — живым аль мёртвым. Вторым, скорее всего, даже предпочтительнее. Остаётся лишь весомая загвоздка в том, как прознать, где же лазейка, в которую заползла змейка?
Правильно — непосредственно через воспитанницу Звука, так удачно подвернувшуюся на пути.

Закрой свой поганый рот. Не смей в такой неуважительной форме отзываться об Орочимару-саме, — Таюя буквально рычит, обнажая невидимые клыки, но голос уже не столь уверен. В нём и дураку слышны нотки отчаянного ужаса. — Я не скажу тебе ничего, — на выдохе заканчивает девушка.

Её решительности и безрассудной преданности своему Господину стоит позавидовать. Глядя в лицо тому, кто явно сильнее, да ещё и представляет опаснейшую шайку, у многих других подкосились бы ножки, да задрожали ручки. Однако Таюя — не такая. Ей может быть страшно, больно, не комфортно, но идеалы — выше всего. Променять их, променять Змеиного Саннина, девушка не в силах.
Посему, пытаясь выбраться из липких сетей всепоглощающего страха, Третья думает. Сосредоточенно, быстро, по теме. Как бы покинуть капкан, остаться в живых, не предать Лидера и, возможно, даже выйти победительницей и оповестить его о ловле, что устроили Акацки?

Отредактировано Tayuya (27-01-2017 03:25:21)

+1

5

Может подрывнику и повезло с тем, что он наткнулся на одного из подчинённых Орочимару, но ему явно не повезло с дерзким и таким упёртым характером девчонки, что вела сейчас себя как ребенок. Хотя, стоит заметить, что девушка выглядела довольно молодо и даже, можно смело заявить, очень миловидно. Вот только ее следующие слова никак не сочетались с милой мордашкой, все было наоборот, слова были грубые, бестактные и такие оскорбляющие. Особенно подрывника зацепила последняя фраза девушки, которая решила, что ее без талантливая игра на какой-то дудке может сравниться с настоящим произведением искусства.
- Хах,  твоя игра - это искусство? - насмешливо произнес парень, продолжая держать свои руки все еще в мешочке с глиной, - Что за глупости, ты ни черта не смыслишь в истинном искусстве, гмм! - четко заявлял юноша, говоря это вполне спокойным голосом, который четко давал понять о том, что он действительно уверен в своих словах и определённо точно знает и понимает их значимость, в отличие от своей собеседницы.
- Искусство — это то, что расцветает всего за одну секунду до того, как испариться навсегда, - продолжал дискуссию Дейдара, уже даже не скупясь жестикулировать кулаками, которые так старательно пережевывали глину. Кажется, что красноволосая точно угадала с темой, о которой с подрывником можно спорить чуть ли не целую вечность и все равно он никогда не отступиться от собственных убеждений и слов. Ведь он на собственном опыте убедился, что такое истинное искусство. Это то, что заставляет тебя восхищаться этим коротким и пылким моментом, что так режет глаза своей яркой вспышкой, проникая в самую глубь твоего разума и оставляя четкий след из страха и боли. Дейдара в действительности боготворил свои шедевры и он был готов пойти на все ради того, чтобы их признал весь мир, что привык не замечать сие чудесные произведения. Обходить их стороной или просто избегать, игнорировать. Последние еще даже больше бесило подрывника, чуть ли не до проклятой трясучки, которая пробирала все тело, стоит только ему заметить пренебрежительный и высокомерный взгляд, обращенный на его бомбы или взрывы.
Этот разговор можно было смело сравнить с ежедневными пререканиями с человеком, который был в одной команде с Дедорой чуть ли не с самого начального момента вступления в Акацки, а именно с господином Сасори. Единственный человек, если так его конечно можно назвать, с которым подрывник был рад подискутировать на тему истинного искусства, пусть их мнения и были весьма различны, даже слишком. Только если в тех случаях подрывник руководствовался лишь громкими словами, то здесь и сейчас он мог продемонстрировать всю красоту своих бомб и то, что он называет искусством!
- Искусство - это взрыв! - резко перейдя с медленного и спокойного тона, блондин буквально выкрикнул свою излюбленную реплику, запуская в небо пару бомб, что быстрым маханием крылышек устремились в высь, будто спасаясь бегством от собственного создателя. Ирония была в том, что им некуда было бежать. Их ждала прекрасная учесть смерти, шедевры должны созреть для того, чтобы продемонстрировать всю свою красоту.
- Кац! - вздернув двумя пальцами к лицу, с характерным цоканьем произнес блондин, от чего синий небосвод тут же озарился яркими вспышками света, будто создавая миниатюрную проекцию солнца. А грохот и ударная волна успела даже соприкоснуться с землей, ласково растягиваясь по все поверхности, заставляя ту содрогаться от ужаса, а пышные кроны деревьев трепетать от нахлынувшего страха. Вот эта была просто чарующая музыка для чувствительных ушей подрывника, который явно был доволен своими произведениями искусства.
Просто так девушка не расскажет о том, где может быть ее господин, а значит придется вытаскивать из ее скверного ротика информацию по щепоткам и мельчайшим крупицам, но для начала потребуется взять преимущество над ней. Именно поэтому парень и создал этот отвлекающий маневр, чтобы хоть на секунду отвлечь Таюю и приблизиться к ней еще ближе. Настолько близко, на сколько это вообще возможно, чуть ли не в плотную, дабы слышать как учащается ее пульс, как тревожно бьется сердце и как трепетно и быстро она вдыхает и выдыхает воздух, чувствуя нарастающий страх. Дей действительно хотел видеть и слышать все это, ведь именно так можно уверенно заявить, что жертва целиком и полностью прониклась шедеврами, что так старательно воссоздали языки парня.
- Я предлагаю тебе еще раз хорошенько подумать над всем тем, что ты сейчас сказала, - с легкой ухмылкой на устах, продолжал говорить юноша, даже не думая о том, что его может услышать кто-то еще и что этой девушке может прийти подмога. Так даже будет лучше, ведь лишние зрители никак не помешают, да и будет еще больше шансов заполучить нужную информацию, а пока стоит попытать удачу и на этой миловидной особе. - Я ведь все равно узнаю его местонахождение, рано или поздно!

+1

6

Душевная организация творческой особы — это вещь по своей природе тонкая, специфическая, а главное — уж очень хрупкая. Буквально один неправильный жест, взгляд или слово способны разломать её на мелкие кусочки, заставляя собственника оной выйти из себя, демонстрируя миру самые горячие качества, на которые только способна человеческая личность. В данной ситуации красноречивая Таюя, сама того не ведая, удачно подцепила языком Дейдару с его ревностным отношением к такому понятию как «искусство». Что касается Третьей, то она относилась к сему термину с нотками пофигизма и скептицизма, не считая, что это есть важная составляющая жизни. Приятная, отрицать нельзя, но не шибко главенствующая. А вот юноша, стоящий пред соперницей во всей своей красе, — абсолютно другая история. Как только до его ушей дошла небрежно брошенная фраза, он моментально пыхнул, и начал бегло выливать на голову Хранительницы Северных Врат тонну кричащей поучительной информации, включающей в себя выражение личных мыслей. В ход шли не столько громкие заявления, но и руки, доселе сокрытые за вуалью иссиня-черной материи, именуемой плащом. Блондин размахивал ими вправо, влево, гоняя воздух из стороны в сторону, буквально физически сотрясая окружающее его пространство мощью собственного негодования. «Откуда они такие, блять, берутся,» — с раздражением впитывая речи Дея, думала про себя рыжая.
Тревога, зародившаяся в сердце ранее, в связи с идентифицированием незваного гостя как члена Акацки, нарастала, но отдавалась в мозгу приглушенно, так как мешалась с другими сильными эмоциями, испытываемыми под влиянием драматического положения. И если бы руки подрывника тщательно не пережевывали глину, готовя явить белому свету творения безумного гения, кто знает, не потянулась бы импульсивная Таюя к личику Дейдары, дабы проехаться по нему рифлёной подошвой обуви? Ведь девушка — та ещё оторва.
Приключиться этому не довелось, так как к такой идее куноичи Звука пришла очень поздно, в момент кульминации выступления оратора. Верхние конечности блондина, по видимости достаточно сформировав «пластилин», выпустили из себя парочку птичек. Те, махая утончёнными крылышками, устремились прямиком к синему полотну неба, как и следует всем тварям летающим. Третья толком и не успела среагировать, а Дейдара уже сложил пальцы, формируя печать, да выкрикнул короткое слово. Кат? Кит? Кац? Разбираться времени не было. Ибо следом за звуком прогремел настоящий устрашающий взрыв.

keine zeit für träume, es muss weiter gehen.
keine zeit zu fragen, oder zu verstehen.
denn du kämpfst allein, niemand sieht dich bluten, niemand hört dich schreien.

Стало совсем не до шуток и прочих опусканий, которые девушка щедро позволяла себе ранее. Теперь уж ужас и переживания, маячащие на задворках, вышли на первый план, беря тело рыжей под контроль дьявольского танца. Ощущая жар и тяжесть взрывной волны, укрывшей периметр территории, плечи Третьей заходили ходуном, вторя коленками. Она испытывала противное чувство, будто кто-то вставил в артерию трубочку, и начал жадно высасывать энергию противодействовать и бороться за единоличную безопасность. Возникла охота сдаться. Куда тягаться флейтистке, искусно, но медленно плетущей мелодию смерти, с чем-то моментальным и фатально разрушительным, вроде взрыва бомбы? Да как только побледневшие губы коснутся древка музыкального инструмента, а язык в зазубренной манере змейкой проскользнёт по углублению для воздуха, огненный столб «творений» подрывника накроет Хранительницу, умерщвляя плоть и самоубийственную преданность.
Добившийся смятения парень в несколько шагов сократил дистанцию меж собой и новой игрушкой, зажатой в тиски. Он был до безобразия близко, упиваясь проделанной работой, прислушиваясь к прерывистому дыханию и скрежету страха на зубах загнанной алой мышки. И, по сверхъестественным причинам, именно это послужило для Третьей как укол чувств. Ибо в её жизни только одному человеку, устрашающе холодному, и, быть честной, так сильно будоражащему сознание, дозволено действовать такими методами. Лишь зелень остекленелых глаз способна проникать в кромки души, выворачивая её наизнанку и считывая эмоции как из открытой книги.

Больной ублюдок, — вторя отменной брани от шеи по всей площади тела девушки начинает распространяться «дар» Орочимару — проклятая метка Джуин. Её кривые линии, моментом разрисовавшие куноичи, ничуть не уродуют, скорее даже приукрашают, в манере боевых раскрасок диких племён. — Меня не склонить дешёвенькими показушными фокусами. Повторяюсь второй раз, для тупых: ты не узнаешь где обитает Господин.

Нет, право, Третья ещё подерётся. Ой как, пусть и без флейты, не долго, но с остервенением, присущим женщине, защищающей ценности. Удивительно, как из апатичного состояния одним только образом может перекинуть в другое, серьезно и решительно настроенное. Как известно, все дары Змеиного Саннина, кой является гениальным учёным, приумножают таланты подопытных (с условием что «модернизацию» те переживают). Вместе с первым уровнем печати физические данные Таюи возросли в несколько раз, делая её хоть на толику более приближённым противником, нежели ранее. На руку хитрой рыжей в зажатом положении мог подействовать только один элемент — неожиданность. Именно поэтому, сложив пальцы в кулак, куноичи Звука резким движением ударила Дейдару в живот, метя как можно точнее пройтись по столько мягкому месту своими острыми выпирающими костяшками. «Полежи отдохни, сука,» — коротко и ясно пожелала оппоненту Хранительница Северных Врат. Ах, также, пользуясь моментом, Таюя очень желала запустить пальцы в эти прекрасные пшеничные волосы, да с силой потягать их, ощущая на коже всю шелковистость... Однако эта опрометчивая прихоть могла неминуемо обернуться катастрофой. Болезненной и смертельной.
Под шумок рыжая бестия за секунду ускользнула в сторону и, направляя поток чакры в ноги, вскочила на дерево, которое, предатель окаянный, десятком минут ранее служило помощником Дейдаре. Ноги понесли девушку как можно дальше от укрытия, а мысли были забиты лишь тем, чтобы оскорблённый блондин последовал по её следам.
Так Таюе бегать никогда не приходилось. 

einatmen – ausatmen.
wach auf – du bist mitten im spiel!


Orochimaru no Juinjutsu | 大蛇丸の呪印術 | Техника проклятой печати Орочимару: джуиндзюцу, ранг A. В неактивном состоянии выглядит как метка на шее из трёх кривых линий. Активируется ступенчато (две ступени). Первая ступень активации Джуина увеличивает такие параметры Таюи, как скорость и сила. Внешние видоизменения: чёрные кривые линии распространяются от шеи по всему телу.

Отредактировано Tayuya (01-02-2017 05:18:30)

+2

7

Искусство это то, что рождается из тишины, мира и порядка! Это то, что привносит в этот скучный мир хоть какой-то динамики, моментально окрашивая его яркими красками взрывов. Эти вспышки, разрушения и грохот, что сравним с громыханием самих небес в неясную погоду, все это пугает до дрожи в коленках и заставляет человека восторгаться. Он замирает на месте, не в состоянии даже спокойно вдохнуть свежую порцию воздуха, лицо искривленно в приятной для Дейдары гримасе ужаса и восхищения. А самому подрывнику это придает чувство некой удовлетворённости в том, что этот жалкий мир может лицезреть истинные шедевры, ощущая всю их силу и мощь на своей трепетной шкурке, что так старательно бережет каждый человек.
Но похоже, что эта девушка была стойкой личностью, которая умела управлять своими страхами. Ведь стоило только Дейдаре подступить ближе, стоило ему только приблизиться к своей жертве, чтобы заключитьв "нежные" объятия ее погибели, как Таюя  мгновенно преобразилась. Девушка перестала дрожать, перестала стоять на месте, она начала действовать, явно взбунтовавшись нахальным поведением со стороны подрывника. Отчего даже у блондина начали проявляться нотки нравственности к ней и некого уважения. Дей даже чуть замедлил свой темп, когда заметил, как кожа девушки начинает приобретать странные извилистые узоры, а ее голос стал звучать еще более громогласно и уверенно, но вот слова все также были слишком дерзкими и не лишены излишней грубости, что непривычно слышать со стороны любой девушки, даже если она твой враг. И хоть эти чувства были настоящими, но они разрушились в один единственный момент. Именно в тот, когда красноволосая перешла максимальный порок своей наглости и дерзости и посмела сжать свои миниатюрные ручки в мощные кулаки и произвести с помощью одного из них сильный удар, который был точно нацелен в живот подрывника. Девушка среагировала молниеносно, решительно и уверенно, а посему парень и не смог увернуться, просто не успел, поддавшись своей же скорости, он будто нацелено налетел на крепкий кулак хрупкой особы, в ту же секунду ощущая на своем теле всю силу удара. Похоже, что Таюя неплохо постаралась и вложила в удар не мало чакры, что же, с ней стоит играть предельно аккуратно.
И вот все тело подрывника начинает пронизывать тянущая боль, которая медленно расплывалась по животу вверх и вниз, будто специально оттягивая резкий момент и, наоборот, растягивала его, уповаясь секундой слабостью блондина. Зубы стиснулись в мертвой хваткой, отчего даже не было слышно не единого звука, лишь тихое мычание, а руки хаотично ринулись к месту удара, поддаваясь рефлексу защиты. - Вот же...дрянь! - сердито прохрипел юноша, пытаясь привести свое дыхание в норму.
А тем временем девушка решила воспользоваться нужным моментом и пустилась в бега совершенно в противоположную сторону от убежища, к которому направлялся Дей. Девушка бежала назад, именно туда, откуда сам недавно пришел подрывник. И хоть Дейдара понимал, что наглая девчонка пытается просто увести его подальше от убежища змея и что не стоит идти на провокацию, но ничего не мог с собой поделать. Не дожидаясь когда тяга в животе утихнет и подавшись своему гневу, парень ринулся вперед за жертвой, стремительно нагоняя ее и не давай даже не единого шанса на то, чтобы уйти отсюда. Теперь же жалеть эту милу особу никто не станет, пусть теперь молчит хоть вечность и будет преданно верна своему господину, которого она сейчас так рьяно защищает и за которого так отчаянно борется, пусть так...Но теперь ей точно не уйти от блондина живой, он обязательно настигнет ее и уничтожить своими шедеврами. Именно сейчас девушка и узрит всю силу искусства этого человека!
- Тебе не сбежать от меня, гмм! - уверенно кричал парень вдогонку девушки, не сбавляя своего стремительного шага, стараясь с каждым разом отталкиваться как можно сильнее, дабы быстрее достигнуть жертвы, что решилась на побег. Умелые руки старательно вылепливали из глины нужные фигурки, что сейчас станут настоящими шедеврами, стоит лишь закончить все важные детали и моменты. Секунда и из умелых рук парня вылетели две белые птицы, которые отличались от предыдущих тем, что у них было сразу четыре крыла, которыми они вертели как того сами желали, тем самым достигая цель еще стремительнее. - Кац! - повторно сложив печать и произнеся знакомое слово, Дейдара произвел на этот свет новые взрывы, что оглушительным ревом раздались всего в пару метрах от девушки, подрывник будто специально промахивался, заставляя девушку сворачивать именно туда, куда было нужно ему самому.
Дейдара был настоящим мастером в изготовление собственных орудий убийств, а посему создавать новые бомбы ему не составляло большого труда и, самое главное, времени. Поэтому дождавшись того самого момента, когда девушка свернет на нужную "тропку", когда выскочит на нужное место, блондин повторил свой ритуал, теперь же подрывая одну из бомб, что умело проскользнула вперед Таюи, прикрываясь отвлекающими взрывами, которые умело справились со своей задачей. Теперь же яркая вспышка возникла прямо перед лицом жертвы, всего в нескольких шагах от ее милой мордашки, которой была сейчас уготована гримаса ужаса, страданий и смерти...
- Ну что, ты чувствуешь тот страх, тот самый ужас, что подбирается к твоему сердцу и начинает овладевать всем твоим телом?! Правильно, бойся, дрожи и корчись от ужаса, ведь искусство - это взрыв! - полностью поддавшись своим чувствам, четко и твердо кричал парень, явно наслаждаясь собственными шедеврами, что так хорошо постарались для своего создатели. Они рассыпались на тысячи мелких кусочков, но подарили этому миру всю свою красоту и мощь, отдавая себя без остатка...

+1

8

Сердце бедной девушки колотилось в настолько бешеном ритме, что, казалось, ещё одна секунда — и оно вырвется из груди нерадивой хозяйки прытким зайцем, да на всех порах ускачет вперёд, развивая более высокую скорость. Прекрасные карие глаза застилало плотной пеленой страха и глубокого отчаяния, что заставляло тело двигаться скорее на природном автопилоте, под началом инстинкта самосохранения, нежели исходя из детально продуманного плана. Таюя бежала и бежала, сначала по веткам деревьев, затем, опустившись на землю, — по мягкой лесной подстилке из травы и листьев. Куноичи помогала себе не только мощью проклятой метки, но и взмахами обеих рук. Третья старалась не останавливаться ни на мгновение, так как знала: стоило только маленько ошибиться, позволить ногам задержаться на одном месте дольше положенного срока, и всё — обидчик мгновенно настигнет. И пусть ранее рыжая бестия нанесла ему подлый агрессивный удар в живот, в кой вложила не мало сил и азарта, такой мелочью человека, подобно Дейдаре, точно не остановить. Необдуманный импульсивный жест дал толчок для начала настоящей цепной реакции, ведущей к неминуемому взрыву — приступу слепой ярости со стороны блондина-нукенина. Однако что сделано — того не воротишь. Третья отнюдь не жалела. Главной мыслью, укоренившейся в возбуждённом сознании, было сбежать, как можно дальше. Потеряв ногу, руку, получив любые другие почти смертельны увечья — не важно. Лишь бы только запутать и дезориентировать угрозу, кроваво-красным облаком надвигающуюся на фигуру почитаемого Господина.
Орочимару-сама... От дум о нём, там, где должна быть человеческая душа, у Таюи неприятно заныло и зашевелилось. Сегодняшний проклятый день явно не складывался на руку флейтистке, и она корила себя за то, что, буквально часом ранее, сетовала на отсутствие должного внимания к её никчёмной персоне со стороны Змеиного Саннина. Судя по происходящему, вполне вероятна была развязка, в кой куноичи Звука более никогда не сможет лицезреть лик обожаемого наставника и отца.
«Простите, Орочимару-сама,» — с нестерпимой горечью всплыло в голове. «Похоже что я подведу Вас, нарушу грандиозные планы, которые Вы собирались воплотить благодаря особым дзюцу нашей Пятёрки». И ведь сие было сущей правдой: гений-змей занимался не только эгоистичными поисками идеального сосуда, но также и строил козни как бы разрушить некогда родное селение, до разобраться с бывшими соперниками, нынешними защитниками Скрытого Листа. Квинтет телохранителей, модернизированных Джуином, был неплохим козырем, ибо в своём арсенале имел занимательные, устрашающие возможности. Вот только, стоит подчеркнуть, именно квинтет. Не квартет. Без Хранительницы Северных Врат коэффициент полезного действия их группы сводится почти что к нулю. Словно из цепочки вырывают связующее, незаменимое звено.

нам кажется, что мы умны, но входим мы в чужие двери,
и винтик от чужих «махин» и наша жизнь, и наши цели.

То, что подрывник окончательно пришёл в себя (если оным можно назвать буйство, в которое он впал), свидетельствовали обильные взрывы белых глиняных бомб, преследующие перемещение жертвы. Блондин не жалел своих творений даже на такую мелкую сошку, как Таюя. С перерывом в несколько минут обжигающая ударная волна накрывала то справа, то слева, заставляя Третью менять траекторию в зависимости от желаний преследователя. В руках умелого ума девушка превратилась в невольную марионетку. И пускай рыжая почти сразу же догадалась о том, что умышленными промахами Дейдара координирует её бег, — поделать с этим ничего не удавалось. Оставалось только плясать под смертельную симфонию из разрывающего ушные перепонки звука подрыва, да наступающей позднее режущей тишины.
Игра не могла продолжаться вечно — в конечном счёте, достигнув искомой развилки, Дей исхитрился и реализовал основную стратегию. Перекинув внимание эмоционально-нестабильной Хранительницы Северных Врат на соседние, следующие ей в ногу, взрывы, парень сумел подкинуть одну из бомб недалеко вперёд, в этот раз пред добычей. Этого ошарашенная куноичи никак не могла предугадать. Укрывая руками лицо, дабы то хоть немного защитилось от огненного шара, Таюя запнулась, отступила назад, но, не удержав равновесия, упала на правый бок и проехалась им по земле, буквально половину метра. Обожжённые руки и счёсанная нога тут же дали о себе знать, пульсируя навязчивой болью. Рыжая издала крик, продолжительный, истошный, в который вложила все чувства, не только плотские, но и душевные.
Желаемая цель пала. И сама Третья оказалась у ног соперника, какое-то время корчась на колкой траве, в застывшей гримасе ужаса и боли. Она безмолвно слушала, как возвышающийся враг разражается триадой, упиваясь почти что победой. Он до безобразия уверен в себе, и, сплёвывая, Таюя признаёт, что на то, помимо характера, есть и реальные весомые причины. Прислушиваясь к собственным ощущениям, куноичи Звука лежит, не в силах подняться. В уголках глаз начинают формироваться кристальные капельки слёз. Боль. Кожа пылает пожаром, её хочется содрать с себя, лишь бы прекратить агонию. Хуже обстоит только с достоинством — оно уничтожено.

Ладно-ладно, допустим, своё сраное искусство ты показал, — в упорных попытках израненная девушка поднимается на ноги. Не с первого раза, но телу всё же получается вернуть вертикальное положение. — Но что дальше? — борясь с тем, как её шатает из стороны в сторону, Таюя улыбается и сама отвечает на поставленный вопрос. — А я тебе скажу. Будь готов поближе познакомиться с моим! — произнося последнее слово, Третья заливается смехом. Нотки безумия эхом разносятся по округе.

Резвым движением руки, при этом шипя от боли, куноичи Звука достает флейту и подносит её к губам. Ещё не успевает зазвучать музыка, а девушка принимается преображаться на глазах. Привычный бледный оттенок кожи сменяется на кофейно-шоколадный, глазные яблоки темнеют, глаза наливаются желтизной. На голове, ранее украшенной шапкой, даже в столь погожий денёк, вырастают три белых рога. Хранительница Северных Врат принимает финальную форму, и в ней походит на дьявольское создание из глубин ада, поднявшееся дабы утолить аппетиты новой душой.
Таюя готовится использовать финальную технику, хотя сил в её трепыхающемся от каждого дуновения ветра тельце остаётся не так много. Помимо всего прочего, активированная проклятая метка губительно пожирает свою пользовательницу, действуя не хуже вражеских техник. «Справлюсь,» — беспечно ободряет себя рыжая. «А если нет — сдохну с чистой совестью».
До ушей доносятся первые аккорды. Издаваемая мелодия не походит на ту, что невольному гостю куноичи приходилось слушать ранее. Теперь песнь Третьей — грубый набор беспорядочных звуков, пошагово выстраивающий сложнейшее гендзюцу. Рыжая прикрывает веки, отдаваясь своему делу сполна. По коже пробегает стайка мурашек, а грудь наполняется пьянящим чувством доминирования. Теперь она водит.
Когда основная часть была сыграна, и по расчётам Таюи Дейдара уже должен был погрузиться в иллюзорный мир и сполна насладиться всеми его ужасами, девушка прервалась, меняя одно оружие на другое — флейту на кунай. Приблизившись в блондину, Хранительница Северных Врат приложила острое лезвие к щеке нукенина, медленно проводя им все ниже и ниже, наслаждаясь оставленной кровавой ниточкой пореза.

И ты собирался сразить самого Орочимару-саму? Слабо верится, — высокомерно выдала Третья, перехватывая кунай в более удобное положение, чтобы в самом скорейшем времени покончить с Деем. — Прощай, — без лишнего сожаления, с пафосом закончила слуга змея. И в следующее мгновение рука с оружием устремилась прямиком в область сердца. Рыжая хотела не просто заколоть оппонента, а пробить его насквозь, вырывая один из главных органов жизнедеятельности.
Неплохой трофей для Лидера.

нам кажется, что мы сильны, мы «слабого» с пути столкнули,
но кто-то выиграет и тут, и вот уже край нашей двери.


Orochimaru no Juinjutsu | 大蛇丸の呪印術 | Техника проклятой печати Орочимару: джуиндзюцу, ранг A. Вторая ступень активации Джуина даёт куноичи возможность использовать свою сильнейшую технику — Mateki: Mugen Onsa. Внешние видоизменения: кожа принимает светло-коричневый оттенок, на голове вырастают рога, глазные яблоки становятся чёрными, зрачки — жёлтыми.

Mateki: Mugen Onsa | 魔笛夢幻音鎖 | Демоническая флейта: Звук призрачных цепей: гендзюцу, ранг B. Создаётся с помощью звуков флейты Таюи. Играя мелодию, девушка погружает оппонента в мир иллюзий, лишая его всяческой возможности двигаться. В данной иллюзии противник ощущает острые болезненные ощущения, однако не получает никаких повреждений. Освободиться от действия данной техники можно двумя способами: наложив на цель другое гендзюцу или в случае, если цель получит физический урон.

+1

9

Мышка бежала от врага прочь, мечась в разные стороны, но ее судьба была уже давно решена. Она не сбежит, не сможет улизнуть от разгневанного парня, что в прямом смысле наступал ей на пятки и нагонял с каждой новой секундой, провоцируя девчушку двигаться именно так, как ему этого хочется. И когда шалость удалась, а бомба подорвалась чуть ли не под ногами Таюи, тогда на лице блондина вновь появилась еще более радостная улыбка, а шаг все же был чуть сбавлен, ведь теперь бедной мышке некуда бежать. Ей остается только стоять на месте и дрожать от страха, который наверняка уже проник в самую глубь ее тела и пытается держать четкий контроль над ним, заставляя действовать согласно животным инстинктам самосохранения.
Ох, а ведь  все могло пойти так хорошо, эта милая особа сказала бы, где так старательно прячется их господин и возможно бы осталась жива и невредима. Продолжила бы себе также спокойно свистеть на флейте ужасные мелодии, что были так противны на слух. Но похоже, что спокойная жизнь эту девушку не устраивала, она явно не хотела сдаваться, не хотела проигрывать и пыталась хоть немного свести счет в свою пользу. С одной стороны это очень даже похвально, и такие герои у Дейдары всегда в душе вызывали некое уважение к ним и к их силе. И вот даже сейчас, рыжеволосая ослабла, ноги и руки были в жгучих ожогах и ссадинах, где красным цветом виднелась кровь, что растерлась по всему телу девушки вместе с землей и глиной. А тело не желало больше слушать голос разума, оно шаталось из стороны в сторону, теряя координацию, что еще больше веселило парня и заставляло его будто специально оттягивать этот опасный момент, будто нарочно предоставляя своей жертве еще немного свободы для игр.
И когда подрывник подошел к девушке достаточно близко, она уже пыталась собрать последние силы в кулак и вновь начать действовать, снова провоцируя своими действиями и словами Дейдару на разжигающее чувство ненависти, что сегодня никак не хотело потухать.  Никто и никогда не смеет оскорблять истинное искусство этого юноши, а кто посмел это сделать, то этому человеку уже точно не жить на белом свете. Блондин сделает все, но убьет этого смельчака, подорвет его и разорвет на тысячи маленьких кусочков, что исчезнут в пожаре из крови и глины.
- Что? - тихо произнес юноша, когда девушка закончила свой монолог и вновь начала приобретать новый вид, который уже больше походил на вид какой-то демонической зверушки. Словно маленький чертик вылез из табакерки и сейчас впрямую насмехается над подрывником и его шедеврами, что, конечно, было просто не позволительно!
- Заткнись! Не смей играть на своей ужасной дудке, это бесит! - нахмурившись, громко прокричал блондин, как только Таюя достала свой инструмент и приложила к губам, готовясь играть свою симфонию, которая бы точно принесла ужасную погибель для ушей парня.
Но Дейдара не сумел ничего сделать, рыжеволосая была слишком далеко от него, да и новую глину пришлось бы достаточно долго пережевывать, поэтому как только он услышал ужасную трель, что шла хаотичным ходом и резала слух, то рефлекторно закрыл уши руками, пытаясь как-то уйти от этой навязчивой мелодии. И как только звучание достигло ушей, как только парень почувствовал, что мелодия закрадывается внутрь, то она тут же стихла. Вокруг все стихло, не было слышно ни шума листвы, ни ветра, ни даже пения птиц, что бы звучало намного лучше. А самое главное, что на месте ни оказалось самой девушки, она будто растворилась, исчезла, что ввело Дейдару в непонимание всей ситуации. Правда не успел юноша что-либо сделать, хоть как-то пошевелится, как откуда-то вылетело сразу несколько десятков кунаев, что мгновенно вонзились в плоть юноши, причиняя ему ужасную боль, которая не была сравнима с обычными ощущениями. Как только кунаи попали в тело юноши, а зубы заскрежетали от боли, что испытывало тело, подрывник увидел, что оказался полностью прикованным к какой-то деревяшки, что не давало ему даже пошевелиться. Дыхание было сбито, кровь текла ручьем из всех ран и даже изо рта, покрывая лицо Дея красными отметинами, а все тело ломилось под ужасной болью, заставляя невольно съеживаться в попытках спрятаться от этого дискомфорта.
- Ну уж нет! Иллюзией меня не проведешь! - сквозь зубы громко процедил юноша, пытаясь все же вновь вернуть над своим телом контроль,  - Я ее вижу! - закрыв правый глаз и обезобразив свое лицо улыбкой убийцы, Дейдара смог сконцентрироваться и увидеть истинную картину, а не фальшивое гендзюцу, в которое его так ловко заманила девушка. В иллюзии поймать парня можно, но способность его глаза заключалась в том, что он мог легко ее распознавать и уметь выбираться из этого фантазийного мира. И эта техника, это умение было выработано специально для того, чтобы дать отпор сильнейшим глазам Учих, что так много о себе мнят. Кажется, что эту нахалку тоже придется  показать пару уроков вежливости!
Раздражающая мелодия стихла и Таюя явно была довольно своей работой, видя, как юноша обездвижено застыл в одной позе. И она, словно хитрая лиса, что загнала свою добычу в угол, начала медленно приближаться к подрывнику, готовя вонзить свои острые клычки в тонкую шею  добычи. Только вот вместо клычков был острый кунай, что холодно дышал и плавно касался кожи парня, уже готовясь  к тому, чтобы перерезать глотку, заставляя вперед хлынуть кровавый поток.
- И ты собирался сразить самого Орочимару-саму? Слабо верится, — высокомерная, нахальная и наглая девчушка, ее точно стоит поставить на место, что Дейдара и собирался сейчас сделать, стоило только выждать подходящий момент, что было довольно сложно. И как только ее рука дрогнула, как только острый клинок вонзился в мягкую плоть юноши, пронзая ее насквозь, образуя огромную дыру и плавно затягивая орудие собственной смерти в свое тело, вместе с рукой девушки, которая наверняка сейчас не понимала, что происходит. Ведь в тот же момент, что кунай проник в самую глубь, в самое сердце, именно в этот момент тело юноши приобрело белый цвет и больше походил на глиняную статую, которая еще совсем недавно жила собственной жизнью. Глина полностью поглотила руку рыжеволосой, не давая ей никакого шанса на то, чтобы хоть как-то выбраться или пошевелить ею. Она попалась!
А сам враг стоял позади и нахально улыбался, явно восторгаясь беспечностью девушки и своим остроумием, он вдоволь наигрался с ней и сумел поймать мышку в ловушку. И теперь пришло время открыть Таюи всю правду сие великолепного фокуса, что был спланирован на ходу и являлся чистой импровизацией.
- Твои иллюзии ничто для меня! -  подойдя к девушке в плотную и уже вставая на против нее, уверенно заявлял парень, будто даже наслаждаясь слабостью своей жертвы, - Теперь ты точно не уйдешь от меня, - выхватив из рук девушки ее орудие убийств, а именно злосчастную флейту, парень откинул ее в сторону, от греха подальше, да и чтобы не раздражала еще больше.
- Еще один шанс, - смотря на свою жертву с явным высокомерием, спокойно говорил парень, все ближе приближаясь к девушке, уже чуть ли не нашептывая ей эти сладкие речи на ушко, - Говори, где прячется ваш господин?! - без криков, чётко и уверенно сказал Дейдара в повелительной форме, показывая, что это не простой вопрос или просьба, это уже приказ. - Ну же...- смотря на милую мордашку своей жертвы, рука парня невольно потянулась к ее шеи, плавно переходя на подбородок, специально притягивая ее лицо еще ближе к себе и наслаждаясь своим доминированием над девушкой.
_________________________________________________________________________________________________________________
Нендо Буншин (粘土分身, "Глиняный клон") — при этой технике создаётся клон из глины, который выполняет те же функции, что и Каге Буншин.

+1

10

Что-то определённо шло не так: кунай вонзался в плоть противника с неестественной лёгкостью. Не было ни ручьёв вязкой алой крови, сбегающих от тонкого запястья к локтю, ни кусков обезображенного оголённого мяса, вкусившего всю остроту лезвия. Нет, оружие, прорывая податливые мягкие ткани, мышцы и кости рёбер, скользило по-хозяйски, не находя на пути никаких препятствий. Будто парень, с таким трудом загнанный в угол, полностью состоял из подтаявшего сливочного масла...
Девушка забила тревогу не сразу — её сознание всё ещё находилось в плену сладостных эмоций собственного превосходства, позволившего обвести вокруг пальца кого-то столь могущественного и сильного. В сложившихся обстоятельствах Таюя походила на стервятника, присевшего обглодать труп льва, да только... Лев не умер, а притворился крепко-крепко спящим. Когда же логика и здравый смысл наконец-то констатировали факт немалого фиаско — было уже слишком поздно. Правая рука, глубоко погружённая в грудь подрывника, чуть ли не намертво увязла в слоях белой глины. «Что?» — заторможенная мысль проскользнула в рыжей голове. «Что за хуйня происходит?! Так не должно быть! Нет!» — на смену растерянности и шоку приходили злость и неконтролируемая агрессия.
Хранительница Северных Врат начала усиленно вырываться, пытаясь высвободить конечность из обманки. Но ничего не получалось. Каждое движение отдавалось пощипывающей болью ранений, кои покрывали добрую часть тела девушки. Это напоминало ей о том, к чему может привести излишняя подвижность.

А где же находился оригинальный Дейдара? Пока Таюя разбиралась с нахлынувшими на неё чувствами, да образовавшимся капканом, блондин предусмотрительно обошёл её сзади. Оппонент, пользуясь минутной слабостью своей жертвы, вырвал из рук Третьей флейту и отбросил куда подальше. Из второй же конечности, доселе сжимающей кунай, оружие выпало само собой, за ненадобностью. До ушей донёсся приглушённый металлический лязг.
Дей был на удивление спокоен. Куноичи Звука поражалась тому, как стремительно меняется спектр его душевных состояний: совсем недавно подрывник кричал и восторгался создаваемым искусством, а сейчас же, в лучших традициях опытных пыточников, склонялся над ухом девушки, отдавая чёткие приказы. О нет, это Хранительница Северных Врат терпеть не могла. Приказы. Слепая бунтарская натура внутри рыжей воспылала, не зная, в каком проявлении вылиться на свет. Внезапно рука парня скользнула к шее девушки, заставляя ту предательски вздрогнуть и сглотнуть образовавшийся в горле ком. Таюя не ведала, какой выпад можно ожидать от блондина: задушит аль так, погладить решил? Пальцы Дейдары не остановились, они прошествовали вверх, обволакивая кожу омерзительно приятными ощущениями, а затем цепко сомкнулись в области подбородка. Враг приближал лицо рыжей к себе, тем самым ещё больше распаляя её злость. Как смеет он насмехаться?! Как смеет подобным наглым собственническим образом прикасаться?! «Вспорю сучёныша,» — Третья благодарила Орочимару-саму и его дзюцу за то, что проклятая печать при активации даровала ей другой оттенок кожи, на данный момент не позволяя подрывнику разглядеть весь тот стыдливый румянец, что засиял на щеках. «Только бы выбраться из этого дерьма,» — хладнокровно напомнила себе куноичи, отводя взгляд от гипнотизирующего голубого глаза Дея. Положение рыжей бестии было незавидным. Уж теперь то бежать точно некуда. Оставалось либо унизительно дезертировать, либо самоотверженно умереть.

Одно не давало покоя — каким образом эта блондинистая макушка умудрилась вывернуться из сложнейшей техники Таюи? Девушка вновь обернула свой взор на парня. Он не складывал никаких печатей, не использовал глину... То значит, что не способность была причиной развеивания иллюзии. А что же тогда? Как оказалось, это «нечто» находилось прямо под носиком Хранительницы Северных Врат. Причём в буквальном смысле. Следуя инстинктивному чутью, Третья подняла единственную свободную руку, нахально позволяя себе переместить её на лицо подрывника. Движение получилось плавным, чтобы не разозлить льва раньше времени, не заставить его наброситься с укусом. Дрожащие от напряжения и волнения пальцы зарылись в пшеничные локоны, образующие чёлку парня, после чего неуклюжими движениями убрали ту долой, открывая доселе укрытую часть лица. И только тогда картина боя заиграла яркими красками, окончательно устаканиваясь в мыслях. Механический глаз! Умение Таюи действует лишь на живое, а уж провести металл — оно не в силах.

Вот в чём дело, блядский маньяк. Искусственный глаз, — куноичи Звука ничуть не пугалась увиденному, не стремилась отвернуться и прервать созерцание имплантанта... Скорее наоборот, он наглухо приковывал её внимание, заставлял ненавидеть и восхищаться, желать с трепетом прикоснуться, однако в то же время и надавить, сломать. Выпуская удерживаемые волосы, рука рыжей опустилась ниже, ощущая подушечками пальцев гладкий неорганический материал. — Жаль что не мне пришлось насладиться агонией того момента, когда ты его потерял, — с по-настоящему садистическим придыханием выдала Таюя, вызывающе вскидывая нос.
Дальнейшие противодействия Третьей полностью являли её натуру. Она елозила, рвалась вправо, влево, назад — как угодно, лишь бы разорвать оковы, причинить боль противнику, заставить перестать уповать доминированию. В голове метались образы то Орочимару-самы, то товарищей по Пятёрке, то, совсем внезапно, капитана. Девушка звала их, потом прощалась с ними, на кого-то сетовала, кому-то — в чём-то пылко признавалась. И в ту секунду, когда самые последние силы покинули руки и ноги, рыжая успокоилась. Обмякла, вяло подрыгиваясь скорее по инерции, и произнесла:

Я ничего не скажу, — усталый голос источал истеричные ноты. — Ничего, мать твою за ногу. Совсем ничего! Пытай, дави, режь или жги — тебе и твоей шайке пидоров никогда не найти Господина, — в конечном счёте губы Таюи, произносящие столь ядовитые речи, растянулись в обездушенной ухмылке. — Никогда.

служение — движение по льду, меж вертикалью и горизонталью,
покуда смерть скрывает под вуалью кокетливую чёрную звезду.

Отредактировано Tayuya (17-02-2017 10:56:16)

+2

11

Девчонка не сдавалась, даже не думала об этом, ни на секунду. Она металась из стороны в сторону, пытаясь высвободить свою руку, что очень сильно забавляло Дея. Ведь эта наивная дурочка не понимала, что всего одно слово, всего один его жест и эта глина подорвется вместе с рыжеволосой, раскидывая окровавленные куски мяса повсюду. Останавливало парня лишь одно, надежда, что девушка одумается и скажет что-то внятное и полезное, что покроет его расходы глины и сил, которые ему пришлось затратить на эту непокорную нахалку.
Но нет, Таюя была неумолима, а даже наоборот, ее дерзость будто росла от ее слабости и уязвимости. А милое личико так и искажалось в наглой ухмылке, что очень раздражало парня. Но когда она нежно прикоснулась к его лицу, когда отвела блондинистые волосы назад, увидев другую половину его лица и когда вновь позволила себе перейти черту, тогда уже усмехнулся сам юноша, понимая, как же глупа эта девчонка.
- Наивная, дурочка наивная, - спокойно и с умиленной улыбкой на лице, в прямом смысле издеваясь над рыжеволосой говорил подрывник, не сводя с нее взгляд, - Я сам его таким сделал! - довольным голосом произносил парень, сдерживаясь для того, чтобы не засмеяться вовсе, блондин с каждым разом все сильнее и сильнее сжимал подбородок девушки, наслаждаясь своим величием и легким хрустом хрупких костей Таюи. Глаз был чистым изобретением подрывника, который он старательно тренировал на протяжение не одного года, чтобы, наконец-то, суметь находить лазейки в иллюзиях и уметь из них выходить. Он готовился к самому главному сражению в своей жизни, он хотел и мечтал превзойти и победить Учиху, что когда-то сумел заманить его в свои сладкие иллюзии. И гендзюцу этой нахалки никак не сравниться с иллюзией Итачи, у него она была куда мощнее и намного эффективнее.
Но стоит вернуться к сути и к самой девушке, что злобно скалила зубы на блондина, желая вырваться из плена и как можно сильнее и быстрее расправиться с ним. Жаль, что у нее ничего не выйдет. Правда и самому Дейдаре не повезло, ведь он так и не сумел найти того, что хотел, да еще и умудрился потратить практически весь запас глины на игру в кошки-мышки. Досадно все это. Ее осталось еще на одну-две бомбы не сильного действия, а девушка молчит как партизан.
- Что же, как знаешь, милая, - еще чуть покрутив мордашку девчушки, Дей пренебрежительно ее отбросил, - Тогда сдохни здесь и сейчас!!! - громко выкрикнул парень, засунув одну руку в мешок, где осталось совсем немного глины. Та начала жадно ее пожирать, рефлекторно облизываясь и будто специально вылизывая всю сумку, дабы набрать побольше материла для будущих шедевров, что всего через минуту станут истинным искусством этого подрывника.
И кажется, что под конец всего сражения, всей этой мелкой битвы, что принесла парню столько удовольствия и наслаждения, девушка совсем ослабла. Она даже перестала дергаться из стороны в сторону, отчего взгляд блондина стал еще более пренебрежительнее.
- Возрадуйся! Ты умрешь во имя искусства, гмм!!! - будто пытаясь подбодрить свою пленницу, продолжал эмоционально произносить парень, пока одна из рук старательно пережевывала глину, делая ее все мягче и мягче. И когда "мягкий пластилин" совсем растаял, рот выплюнул его наружу, извиваясь языком из стороны в сторону и тоже довольно улыбаясь, как и сам хозяин. Руки парня сомкнулись вместе, переменная средний кусок глины и выделывая из него  фигурку, что с каждым разом все больше и больше походила на какую-то зверушку. Двумя руками фигурки было делать всегда удобнее и практичнее, и поэтому это не занимало так много времени. Мягкая глина покорно изгибалась в руках творца, принимая все новые и новые изгибы, а также и особые тонкости. А длинные языки жадно выпрыгивали наружу, желая еще немного пожевать любимой вкуснятины, из-за чего они даже случайно соприкасались друг с другом, рефлекторно отдергиваясь каждый раз, когда понимали, что это совсем не похоже на глину.
Всего пару минут и шедевр парня был закончен. Это была средняя фигурка белой птицы, что покорно ждала приказа своего создателя, дабы воспарить ввысь и предаться всепоглощающему искусству.
- Ведь искусство - это взрыв! - восторженно закончил Дейдара, выбрасывая свою бомбу вперед, специально оттягивая момент, чтобы в последний раз увидеть и запомнить дрожащий страх в глазах этой рыжеволосой нахалки. Птица вылетела вперед,  наворачивая круги вокруг своей жертвы, будто делая это специально, дабы уничтожить девушку одним своим взрывом. - Кац! - вскинув вверх печать взрыва,  Дей резко отпрыгнул чуть назад, дабы самого создателя не задело этой ударной волной. Всего мгновение и на всю округу раздался оглушительный взрыв, который еще решил привлечь внимание не только звуком, но и своей яркой вспышкой, что устремилась вверх свободной птицей. Это было прекрасно. Чудесно. И просто головокружительно, настолько, что теперь подрывник не сумел сдержать свой смех и искреннюю улыбку,  нежась в теплых объятых своих шедевров и блаженно наблюдая за Таюей.
Ее тело тут же, с таким же характерны грохотом, отлетело к ближайшему дереву, разваливаясь в исковерканную позу мертвой тушкой. Дыхания нет. Движений нет. И даже этот окрас дьяволицы начал медленно сползать с мертвого тела девчушки, что предалась искусству и погибла в его чувственных и пылких поцелуях.
- Хм, - довольно хмыкнув себе под нос, юноша развернулся в противоположную сторону, гордо вышагивая вперед попутно расправляя свой черный флаг победы с кроваво-красными облаками...

0


Вы здесь » Naruto: Desolate » Страницы истории » Ты идешь со мной!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC