Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Palantir
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ:
обещанное переоткрытие desolate! мы снова с вами!
Вверх

Вниз

Naruto: Desolate

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Naruto: Desolate » Стена памяти » Некоторые тюрьмы не имеют стен


Некоторые тюрьмы не имеют стен

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://sa.uploads.ru/YjW6B.png
1. Название
"Некоторые тюрьмы не имеют стен"

2. Место и время
Северное Убежище Орочимару;
Несколько дней после первой встречи Кимимаро и Джуго.

3. Участники
Kaguya Kimimaro
Jugo

4. Краткое описание
Случайно наткнувшись на испуганных жителей, что-то лепетавших о яростном монстре, поселившимся в пещере, Кимимаро решил лично разузнать, что происходит там на самом деле. Встретившись с яростным Джуго Двуликим, он смог пробиться через слой неконтролируемого безумия, услышать тихую мольбу и подарить надежду, разделив свою веру в гения из легендарной троицы и обещания стать личной темницей для парня, сумев сдержать его первобытную злость. Прибыв в убежище, тому оставалось только ждать, что же скажет сам Орочимару. И долго ждать не пришлось.

Отредактировано Kaguya Kimimaro (05-02-2017 18:39:06)

+1

2

  У Кимимаро никогда не было друзей. Проведенные в клетке детские года, с небольшими перерывами кровавого сумасшествия, в которое его насильно зашвыривали люди, которых можно было бы назвать родными, чтобы ужасная сила его генома смогла внушить страх в противников безумцев, зовущих себя кланом Кагуя, никак не способствовали этому. Исполняя свой смертельный танец посреди брызг крови и стонов боли, посреди упивающихся жаждой крови соклановцев, он хотел лишь одного, - разбить холодные тиски одиночества, так больно сжимавшие его грудь. И ему удалось добиться этого. День, когда маленький, сбежавший от горы трупов, что когда-то была его кланом, Кимимаро встретил обратившего на него внимания человека с длинными черными волосами и тайнами окружающего мира, скрытыми в блеске умных глаз, - этот день стал лучшим днем в его жизни. Днем, когда он смог по настоящему выбраться из своей клетки. И хоть Орочимару-сама принял его, смог дать те крохи внимания, которых было достаточно для того, чтобы он перестал чувствовать себя одиноким, дал ему мечту, цель и стремление идти к ней, Орочимару-сама не был другом для Кимимаро, он был образцом, спасителем, тем, кому он присягнул жизнью и готов был вечно служить, лишь бы отплатить, пускай даже малой частью, цену за освобождение от сводящего с ума одиночества.
  Слегка танцующая походка обычно чрезмерно спокойного юноши полностью выдавала в нем приподнятое расположение духа. Недавнее приключение и находка, которую он преподнес своему господину, вызвала у последнего небывалый интерес и Кимимаро был удостоен похвалы. Способности, которыми располагал новый заключенный заставили Орочимару-саму забросить все и взяться за детальное их изучение. Приближаясь к камере, в которой тот был теперь заключен, Кагуя сам бы не мог четко ответить на вопрос, зачем он решил его проведать и сообщить вести о том, что господин желает приняться за него как можно скорее. В обрамленной белыми волосами голове проносились воспоминания с их недавней первой встречи, когда холодный и всегда спокойный Кимимаро вошел в пещеру с бушующим дикой природной яростью человеком. Они были очень разные, неутолимая жажда крови Джуго напоминала ему искаженные лица своих родителей, вот только.. Вот только тот не желал этой ярости, он хотел освободиться от нее и не мог. Он не хотел причинять вреда людям, просто не был в состоянии бороться с этими наваждениями, нападками неконтролируемой первобытной злости. Поэтому Кимимаро смог остановить его, подарить ему надежду и свою веру в Орочимару-сама. Поэтому он смог принять его и пообещать сдерживать, быть его клеткой. Наверное поэтому он сейчас и шел в направлении чрезвычайно защищенной камеры, в которой был заключен желающий излечения безумец, Джуго Двуликий.
  С замками пришлось повозиться. Цепи, засовы, множественные замочные скважины, словно самой толстой двери было недостаточно, а если и так, неужели тогда неуклюже висящие цепи смогут помочь? Наконец разомкнув последний засов, он приоткрыл дверь, сначала оставляя лишь маленькую щель, через которую можно было быстро оценить обстановку.
  - Я принес добрые вести. - он раскрыл двери нараспашку, после чего неспешно, с достоинством, вошел внутрь камеры. - Великий господин Орочимару-сама весьма заинтересовался твоим случаем и скоро лично прибудет сюда, чтобы осмотреть тебя и помочь тебе. - Зеленые глаза с интересом осмотрели пол и стены, прежде чем наконец-то переключиться на Джуго и внимательно изучить того, всматриваясь в каждое малейшее телодвижение, словно ожидая нового приступа ярости в любой момент.

+3

3

В этом месте время словно тянулось иначе... Раньше дни пролетали быстро, в той злосчастной пещере, которая долгое время была для Джуго домом. Бывало, он мог долгое время просидеть на полу, в своей привычной позе, обхватив руками колени и уткнувшись в них лицом, стараясь не обращать внимание на посторонние звуки. Бывало, даже засыпал, но потом, к своему ужасу, - просыпался. Стараясь подстроить всё так, чтобы приступы случались именно в пещере и не выходили за её пределы, Джуго выходил оттуда лишь в случае крайней необходимости - в конце концов, ему нужна была еда и вода... Разумеется, он задумывался о самоубийстве, чтобы, наконец, прекратить страдания свои и окружающих, но, к сожалению, рыжеволосый был психически неустойчив к таким вещам, и попытки суицида вызывали крайне сильное волнение вперемешку со страхом, что неизбежно приводило к очередному припадку. Который, к слову, был еще страшнее, чем обыкновенные случайные приступы. Заморить себя голодом тоже не вариант - однажды, когда один из приступов случился как раз тогда, когда Джуго был голоден, он пришел в себя, чувствуя во рту отвратительный вкус крови. Похоже, "демон" внутри него не брезговал даже сырым мясом...
  Здесь же, после того, как юношу привели в эту хорошо укреплённую камеру, на протяжении нескольких дней он не мог найти себе места. Столько всего произошло, еще недавно он влачил свое существование, имея в мыслях лишь одну цель: не дать себе кого-то убить, а сейчас Джуго был убеждён, что тут ему не дадут просто так крушить всё на своём пути. Это странное ощущение, которое можно назвать осознанием перемен. Даже если они в хорошую сторону, всё равно поначалу бывает трудно успокоиться.
  Сейчас рыжеволосый сидел в дальнем углу камеры, как обычно, уткнувшись лицом в колени. В голове кругами вертелись одни и те же мысли. Он повторял их сам себе, как будто не мог убедиться в правдивости произошедшего. "Кимимаро меня не боится." - постоянно вспоминались недавние события, когда беловолосый юноша без капли страха остановил яростного Джуго, и мало того: говорил с ним, как с человеком, а не как с чудовищем. "Он не боится меня."- это утверждение давало большую порцию уверенности в завтрашнем дне. Может быть, для кого-то это и привычно - когда есть друзья, которые принимают тебя любым, могут поддержать тебя и успокоить.. Но в случае Джуго это было то, о чем он и мечтать не мог. Когда каждый человек, издалека завидя тебя, убегает с криками "Чудовище вернулось", со временем теряешь уверенность в том, что хоть кто-нибудь из людей захочет увидеть в тебе что-то кроме монстра.

  Рыжеволосый вздрогнул от неожиданности, услышав звук движения засовов. Кто-то хотел сюда зайти. Он поднял голову и с нетерпением наблюдал за тонким лучиком света, который проникал в комнату из-за постепенно открывающейся двери. Кто бы это мог быть? Может быть, это тот самый Орочимару, о котором рассказывал Кимимаро? Когда дверь распахнулась, свет ударил в глаза Джуго, заставив того на мгновение прищуриться, ведь до этого он долгое время пробыл в полумраке. Затем до боли знакомый голос нарушил тишину.
- Я принес добрые вести. - тот самый голос, Джуго был уверен, что запомнит его на всю жизнь, еще с момента их первого знакомства. Юноша поднялся на ноги, слегка пошатываясь - от того, что он долгое время пробыл в одном положении, мышцы немного ныли. При этом он не сводил взгляд своих красных глаз с силуэта Кимимаро. - Великий господин Орочимару-сама весьма заинтересовался твоим случаем и скоро лично прибудет сюда, чтобы осмотреть тебя и помочь тебе.
  Да. Кимимаро говорил о том, что Джуго не останется в одиночестве, если пойдет к Орочимару. А теперь юноша узнал, что господин самолично придёт сюда, чтобы помочь. Помочь! Кто, кто в этом мире хотел бы помочь такому монстру?
- Помочь.. - произнёс Джуго, опустив голову, словно не веря только что услышанному. Должно быть, Орочимару - великий человек, раз Кимимаро относится к нему с таким почтением. - Я готов ждать сколько угодно. - пробормотал рыжеволосый, подняв взгляд на Кимимаро. Глаза привыкли к свету, и теперь он мог чётко видеть лицо беловолосого.

  Сам Джуго сейчас казался себе не таким, как обычно. Он не впал в ярость, завидев Кимимаро, - почему? Не потому ли, что был уверен, что в случае чего беловолосый сможет его утихомирить? Да, такое чувство было. Но вместе с ним появилось и иное - страх. Если Джуго сойдет с ума при виде господина Орочимару? Если причинит ему вред? Эта мысль пугала даже больше, чем мысль об убийстве обычных людей. Накинуться, как безумное животное, на того, что хочет тебе помочь - для рыжеволосого, который в обычном своем состоянии был достаточно добрым и в чем-то даже скромным, такое поведение было просто ужасающим.
-Кимимаро... - произнёс Джуго, и на мгновение затих, подбирая слова. - Хочу попросить тебя кое о чем. Когда прибудет господин Орочимару, ты сможешь быть рядом? - почему-то Джуго считал, что с его стороны такая просьба отдаёт наглостью, а потому смущённо опустил голову, снова упёршись взглядом в пол. - Если я накинусь и на него... Если причиню ему вред... - так и не завершил до конца эти фразы, потому что даже думать об этом было страшно. - Я не знаю никого, кроме тебя, кто мог бы меня сдержать. - закончив на выдохе, Джуго посмотрел в глаза Кимимаро, в надежде найти там понимание. Сейчас на лице рыжеволосого был заметен страх, который он старательно пытался скрыть. Вообще, он учился подавлять свои эмоции, так как их яркие вспышки также могут вызывать припадки. Собственно, именно поэтому его лицо(не в состоянии жажды крови) часто выражало безучастность к происходящему.

+3

4

  Свобода - великий дар, которым наделен далеко не каждый. Некоторым людям приходится бороться за возможность вдохнуть ее свежий воздух, разбивать кулаки в кровь, прокладывать путь к ней среди гор трупов. Некоторым приходится ежедневно проклинать свои кандалы и в исступлении грызть стальные оковы, надеясь что через год, два, три, зубы подточат их настолько, что можно будет вырваться и сбежать. Некоторые люди томятся в ожидании чудесного спасения или подходящей возможности вырваться из своей клетки, иногда проживая всю жизнь в неволе. Но что делать, если человек заточен в своем же теле, что можно сделать, если в темнице, ограждающей его душу просто нет стен? Спокойно наблюдая за тем, как Джуго поднимается на ноги, как его колени слегка подкашиваются, очевидно, от долгих часов пребывания в одной позе, Кимимаро хотелось помочь ему, разбить несуществующие стены, взять за руку и вывести из темницы, помочь ему обрести свободу так же, как он сам обрел ее. Расплатиться перед судьбой за то бессчетное количество раз, когда к нему самому мог кто-то прийти и высвободить из заточения, но не пришел. Пока он сам не вырвался и не нашел свободу в служении своему господину. Рыжеволосый парень напротив был таким другим, так сильно разнился, даже внешне являя собой подобие огня жизни, большого, яркого и временами такого опасного, в то время как Кимимаро скорее казался холодной спокойной скалой, словно высеченной неизвестным скульптором фигурой из белого камня, способной выдержать любой шторм. И все же, они были так похожи.
  Кагуя внимательно ловил каждое слово, вслушивался в интонации, тембр голоса, пытался уловить настроение и эмоции собеседника.
  - Не беспокойся. - уголки губ слегка дрогнули, словно на какое-то мгновение решили спародировать улыбку, - Ты все равно не сможешь причинить ему никакого вреда. Господин Орочимару-сама куда сильнее меня или тебя. - парень выдержал паузу - Но я буду рядом. - он посмотрел куда-то в глубь оранжевых глаз, в которых на дне виднелся страх, боязнь причинить вред - Я не позволю кому-либо атаковать его. Но я также не позволю тебе атаковать кого-либо.
  Прервав зрительный контакт, Кимимаро спокойно отошел к двери, внимательно изучая замки с внутренней стороны. Безусловно, эта камера была куда лучше чем та пещера, в которой он нашел Джуго, да и тут его исправно кормили, можно было бы даже сказать "заботились", если бы язык повернулся выговорить это слово. У Орочимару-самы и его подопечных все же было свое понятие о заботе. Но Кимимаро не жаловался.
  - В любом случае, господину нужно сначала завершить свои важные дела и его не будет еще минимум день. - отправив своего самого преданного слугу вперед, на тот случай, если такая интересная находка взбунтуется, решит сбежать, или просто пробьет стены камеры во время приступа, Орочимару все еще оставался в центральном убежище, ввиду отсутствия возможности прерывания текущих экспериментов. - Чем ты планируешь заняться в это время? - вопрос прозвучал слегка неуклюже. Чем вообще может заниматься пленник в своей камере, спрятанный за решеткой и надежными металлическими засовами? - Я бы мог тебе показать окрестности. - Кимимаро не оборачивался, делая вид что детально изучает замок. Так как ему все равно необходимо было присматривать за Джуго (ведь это то, ради чего его сюда послал хозяин в первую очередь, не так ли?), то он не особо хотел просто сидеть с ним в камере, или постоянно находиться рядом с ней. Не сказать бы, что парень страдал клаустрофобией, но это навевало неприятные воспоминания из детства. К тому же, в камере не было необходимости, ведь он, Кимимаро, находился рядом.

+3

5

Джуго внимательно рассматривал свои ладони. По ним он всегда быстро мог понять, когда случится очередной припадок - если левая ладонь начинает покрываться огненными пятнами, значит, всё только начинается. В такой момент он ещё мог себя контролировать, убежать, а вот дальше дело шло хуже - огненные пятна становились тёмно-серыми, и самого Джуго в его теле становилось всё меньше. Постепенно всё заполнял монстр, видоизменяя тело. Внутри чувствовалась энергия, которую просто необходимо было высвободить - через убийства и разрушения. Думая о своем проклятии, рыжеволосый строил теории, и в итоге пришел к довольно расплывчатому выводу - припадки случаются, когда эта самая энергия переполняет тело. Ей необходим выход, она пьянит своего хозяина и буквально сводит с ума. Мало что понимая в искусстве шиноби, Джуго решил, что это та самая чакра. И если шиноби способны контролировать её количество, то для Джуго она, словно вода, без конца льющаяся из крана в стакан - и когда стакан переполняется, он опрокидывается. А затем наполняется заново, и так без конца... Так всё выглядело в скудном воображении рыжеволосого, при отсутствии должных знаний. Он был готов отдать своё тело на любые опыты, если есть хоть малейший шанс, что можно избавиться от этого недуга.

- Ты все равно не сможешь причинить ему никакого вреда. Господин Орочимару-сама куда сильнее меня или тебя. - услышав это, Джуго поднял глаза на Кимимаро, словив пронзительный взгляд его зеленых глаз. По спине прошёл холодок - то ли от волнения, то ли от того, что парень не привык смотреть кому-то в глаза - осуждающие взгляды были неприятны. Но Кимимаро не осуждал его. - Я не позволю кому-либо атаковать его. Но я также не позволю тебе атаковать кого-либо. - несколькими фразами беловолосый с лёгкостью дотянулся до самых глубин души Джуго. То, что он давно похоронил, даже не надеясь, что кто-то в этом мире согласится контактировать с чудовищем внутри... Всё-таки, проведя одну часть своей жизни с бешеными родственниками, в любую секунду готовыми разорвать тебя на куски, а другую - с животными, периодически убивая невинных людей, рано или поздно перестаёшь верить в то, что ты, вообще-то, человек...

  Кимимаро отвернулся, переведя внимание на замки на двери камеры. Джуго пытался собраться с мыслями, в голове было много чего, но ослабевшему от одиночества разуму трудно было соединить это всё воедино. Будто бы нужно было заново учиться общаться.
- Мне здесь хорошо. - вдруг сказал он. Любой человек в здравом уме, услышав от пленника, что ему хорошо в камере за железной дверью с множеством замков, счел бы этого пленника больным. Хотя, в данном случае так и есть. Из-за вечной борьбы со своим проклятием нервишки мало-помалу начинают сдавать, и Джуго стал совсем уже параноиком. - Я больше не боюсь, что покалечу случайного человека. - теперь его голос был спокойным, что было редкостью раньше. 

  Услышав предложение показать окрестности, парень немного приободрился. Теперь, если отныне он будет постоянно находиться в этом убежище, будет лучше, если станут известны ближайшие места. Да и вообще, никогда не помешает немного сменить обстановку - тем более теперь, когда рядом Кимимаро, который точно сможет сдержать приступы агрессии Джуго.
- Спасибо тебе. - пробормотал рыжеволосый. На самом деле, он чувствовал нечто гораздо большее, чем просто благодарность. Желание отплатить тем же, не оставаться обузой здесь. - Обычно я просто о чём-нибудь думаю, прокручиваю события в голове... - он замолчал на мгновение, не зная, как закончить мысль, ведь кроме этих двух вещей в этой камере делать больше нечего. А затем добавил: - Пойдем, хочется увидеть, как здесь всё устроено. Это гораздо интереснее, чем думать. - затем парень подошел ближе, встал по левую сторону от Кимимаро и легонько толкнул дверь, после чего повернул голову и вопросительно посмотрел на беловолосого, ожидая его действий.

  И в голове всё время вертелся змейкой один вопрос. Ведь было так интересно узнать о причинах нахождения Кимимаро здесь, и о том, почему он с таким почтением относится к господину Орочимару. Юноша иногда наблюдал различные отношения между людьми со стороны - привязанности, дружбу, любовь родителя к ребёнку... Но всегда задавался вопросом - что должно произойти, чтобы один человек захотел посвятить свою жизнь другому человеку? Или же просто служить ему.
-Кимимаро, а кто для тебя господин Орочимару? - Джуго еще не совсем ощущал границы между тем, какие вопросы задавать можно, а какие нельзя, а потому искренне попытался задать вопрос так, чтобы в нем не прозвучало ничего, что могло бы задеть беловолосого.

+2

6

  Кимимаро кивнул. На короткое мгновение улыбка все же смогла перебороть сковывающее лицо спокойствие и изогнуть линию губ. Он не помнил, когда последний раз кто-то говорил ему "спасибо", и говорил ли так хоть кто-то вообще. По сравнению с их первой встречей, когда Джуго был раздираем безумием на части, сейчас он разительно отличался, в словах, движениях, мимике. Он и правда был "Двуликим", настолько разнились эти два, встреченных им человека: один с диким необузданным огнем в глазах, обладающий лишь одним желанием - убивать, настолько переполняющим все его существо, что становится от него неотделимым; второй преисполнен молчаливого страха, тихой печали, что не имея выхода наружу грызет его само естество, заставляя обвинять во всем лишь самого себя. Но злая шутка заключалась в том, что эти две противоположности были на самом деле одним человеком, безмерно от этого страдающим.
  Пройдя вперед в раскрытую дверь, он поманил Джуго за собой. Длинный коридор, пересекающий все убежище и бессчетными ответвлениями расходящийся в стороны мог показаться настоящим лабиринтом. Одинаковые повороты, один и тот же узор на стенах, тут было сложно ориентироваться, казалось, что если свернуть не за тот угол, то можно навечно застрять в этом месте и бесцельно блуждать в поисках выхода, натыкаясь на все более и более странные камеры, где были заточены неудавшиеся (а иногда удавшиеся, что было страшнее) эксперименты Орочимару-самы. Они неспешно шли по этому коридору, а Кимимаро напряженно молчал после заданного вопроса. Он никогда и ни с кем не обсуждал своего отношения к господину, не рассказывал истории из детства, не делился соображениями. Может это было совсем не его, а может ему просто было не с кем. Когда молчание уже становилось невыносимым, он слегка повернул голову, рассматривая идущего рядом парня. Существовала очень большая вероятность того, что тот не переживет визита господина, что тесты и опыты окажутся слишком тяжелыми. Безусловно, способности, которыми обладал Джуго, вызвали у Орочимару-самы небывалый интерес, вот только сам носитель этих способностей был наверняка не так уж важен, с его точки зрения. И может именно этот факт, который часто заставляет людей раскрывать душу собеседнику, которого они видят в первый и последний раз, а может что-то еще, что неуловимо располагало к себе, что пробуждало желание помочь, подтолкнули Кимимаро открыть рот и заговорить, отвечая на такой личный вопрос.
  - Господин Орочимару-сама стал первым, кто смог посмотреть на меня без страха. - ноги продолжали неспешно нести его по коридору, а голова слегка отвернулась, более не буравя Джуго взглядом - Тем человеком, кого мои способности привели в восторг, а не ужас. Тем, кто не стал запирать меня в клетку, а доверился, открыв свои мечты и цели. - голос звучал тихо, было ясно, что Кагуя делится чем-то сокровенным - Он великий человек. Он сумел не только вызволить меня из одиночества, но также подарить цель в жизни. Эта цель - служить ему. И она является такой важной, потому что я ее выбрал сам.
  Неловкая тишина снова заполонила пространство. Кимимаро смотрел прямо, практически ничего не видя перед собой. Вперемешку с воспоминаниями на него вдруг накатило что-то сродни стеснению от сказанных слов. Это чувство было очень новым и необычным, вот только обьяснить самому себе причину откровенничания с идущим рядом человеком он не мог никак. Следом за очередным поворотом, который они прошли, вдоль коридора открылась длинная общая камера, наполненная узниками. Кимимаро обычно не обращал на них внимания, считая скорее за часть стены, чем запертых живых существ. Однако появление их двоих в коридоре скорее вызвало у тех интерес, с их стороны посыпались какие-то ругательства, издевки и подначки, затрагивающие как ориентацию двух парней, так и убеждения в сексуальной связи с их родственниками, при чем уходящие до устрашающе далекой линии по предполагаемому генеалогическому древу. Кимимаро был где-то глубоко внутри себя и поэтому не обратил никакого внимания на них, продолжая спокойно шагать вперед и ничего не видя перед собой.

Отредактировано Kaguya Kimimaro (09-02-2017 13:47:39)

+1

7

Они неспешно шли по однотипным коридорам. Здесь было мрачно, и, наверняка, на человека в хорошем расположении духа это место нагоняло бы тоску и страх. Всё было одинаково, этот лабиринт словно был создан для того, чтобы кто-то, случайно попавший сюда, не выбрался обратно на свет. Но Джуго не боялся, а наоборот, старательно изучал окрестности и старался запоминать дорогу. Это было похоже на ту пещеру, в которой он коротал дни раньше, только там были большие тёмные залы, а здесь - узкие тёмные коридоры с одинаковыми дверьми по бокам. Всё в лучших традициях фильмов ужасов - изредка слышатся приглушённые голоса, а то и завывания местных заключённых.
  Кимимаро всё время был спокойным, не проявлял резких эмоциональных вспышек - Джуго где-то на подсознательном уровне захотелось ему подражать и тоже вести себя так. Когда беловолосый на мгновение улыбнулся, парень еле заметно улыбнулся ему в ответ. Вообще, сейчас он смотрел на него, как на единственного человека в мире. Его поведение, качества, которыми он обладал, настолько поражали Джуго, что он не сомневался - Кимимаро уникален, таких людей, как он, нет и не будет. Его молчание после прозвучавшего вопроса немного насторожило рыжеволосого, и парень вопросительно глядел на Кимимаро, всё ещё надеясь получить ответ.

  Когда спутник заговорил, юноша внимательно слушал его, впитывая каждое слово. Сказанное еще больше поразило его - ведь это так правильно, когда ты выбираешь своей целью в жизни помогать тому, кто буквально вытащил тебя из пучины страха, увидел в тебе не монстра, а человека с особыми способностями. Кимимаро сейчас с поразительной точностью озвучил то, что долгое время обдумывал по кусочкам в своей пещере сам Джуго, не находя возможности соединить все эти кусочки воедино.
  Еще в детстве, будучи мальчиком десяти лет, он прятался от разбушевавшихся членов своего клана, и думал: "Если бы кто-то был очень добр ко мне и, не боясь, захотел со мной разговаривать? Если бы этот кто-то мог видеть во мне человека, а не чудовище? У меня нет ценных вещей, чтобы дать их взамен... Я бы хотел всегда помогать этому человеку." - вот такой была маленькая мечта маленького Джуго. Которая, со временем, потеряла смысл, так как рыжеволосый очень часто калечил тех, с кем пытался подружиться.

  Фраза, которой Кимимаро завершил свой небольшой рассказ, напомнила парню о том, что самое главное - это искренне желать чего-то. Не существует более преданного друга, чем тот, который искренне и от всего сердца хочет быть рядом с тобой. Можно заплатить человеку деньги, можно пообещать что-то, чего ему очень хочется - но тогда он унесёт ноги тут же, как только твои деньги подойдут к концу, или как только поймёт, что обещание было лживым... Джуго понимал, что они с Кимимаро невероятно схожи - оба были изгоями, оба убивали, и оба не имели рядом никого, кто мог бы вселить хоть какую-то надежду на лучший исход. Для Кимимаро этим лучом надежды стал господин Орочимару-сама. Для Джуго, как по цепочке, этим самым лучом постепенно становился Кимимаро.
  Размышления юноши прервали голоса людей из большой камеры, открывшейся за поворотом. Джуго чуть замедлил шаг и внимательно смотрел на них. Ругань и прочая отвратительная речь, потоком изрыгающаяся из их ртов, привела рыжеволосого в немалый шок. Прежде всего, он не понимал, с какой стати эти люди могут оскорблять тех, о ком ничего не знают? Здесь он явно упустил то, что заключённые очень часто ненавидят своих тюремщиков или надзирателей, а раз Кимимаро не был заключён в камеру, значит, возможно, он был одним из таких. Джуго не имел опыта со всякого рода ругательствами(а если и имел, то только в неадекватном состоянии), а потому не умел спокойно реагировать на подобные вещи. Разумеется, это привело к тому, что по левой половине его тела поползли тёмно-серые пятна, белок левого глаза окрасился в чёрный, а радужка - в ярко-жёлтый. Теперь рыжий вовсе остановился, продолжая шокировано глядеть на заключённых и старательно пытаясь побороть чудовище внутри себя, что, как обычно, не получалось.
  Парень резко изменился в лице - на нём заиграла маньячная улыбка. Кожа на правой руке стала крепче и прочнее, покрылась шипастыми наростами, а сама рука и вовсе увеличилась в размерах.
-ДА Я ТЕБЯ ЩАС ПО СТЕНКЕ РАЗМАЖУ! - взревел Джуго, когда его взгляд остановился на первом попавшемся заключённом. За этим последовал дикий истерический смех. Уже не контролируя себя, рыжий рванул прямо в сторону камеры, явно имея целью разнести всё в щепки.

+1

8

  Он вспоминал детство, проведенные в отчаянии и тревоге моменты блуждания по лесам страны Воды. Когда он убегал от всего, от горы оставленной под воротами селения скрытого в Тумане трупов, которые когда-то назывались его кланом, от самых кирийцев, от той своей жизни, что он влачил, запертый в клетке. Эти воспоминания не давали ему забыть, кем он однажды был. Он вспоминал свою первую встречу с Орочимару, когда мужчина с интересом нагнулся к ободранному и голодному ребенку, а в его глазах читался не страх и отвращение, а любопытство. И он хорошо помнил ту речь, что господин тогда промолвил, о своих мечтах и целях. Как он предложил пойти с ним. Эти воспоминания позволяли Кимимаро лучше понимать, кем он был и кем он стал, и благодаря чему, или кому, это произошло.
  Он не сразу заметил, что Джуго замедлился, вслушиваясь в выкрики заключенных. Занятый своим мыслительным процессом, Кагуя обернулся только тогда, когда по телу того, кого он сопровождал, затанцевали языки темно-серых пятен. В момент, когда тот было направился вперед, чтобы крушить и терзать притихших людей, что находились в камере перед ним, не замечая решеток и стен, Кимимаро легким движением, с присущей ему грацией, метнулся наперерез. Спасительная белая тень  вмиг возникла на пути разбушевавшегося маньяка, который буквально только что был спокойным и тихим человеком, задававшим робкие вопросы. Кости прорезали тело Кимимаро, дюжинами появляясь тут и там, разрывая кожу, находя путь меж мышечных волокон, острыми и прочными кольями они обездвиживали руки и ноги Джуго. Насколько это было возможно. Бледноватое лицо с двумя яркими красными точками на лбу выражало абсолютное бесстрастие, холодную безэмоциональность. Словно все происходившее никак не интересовало потомка древнего клана, а занимался он чем-то будничным и таким надоевшим.
  - Эти узники - собственность господина Орочимару-сама. - спокойно произнес он.
  Зеленые глаза пересеклись с взором Джуго. Один глаз того был словно обьят тьмой, застилавшим глаза в прямом смысле безумием, которое заставляло его буквально по другому смотреть на мир. Второй глаз, хоть и оставался таким же оранжевым, но пылающий дикой первобытной яростью, он в данный момент больше казался красным, как кровь, которую так жаждал пролить. Джуго обладал воистину удивительными способностями, сейчас, в более спокойной (как бы глупо это ни звучало) обстановке, чем во время их первой встречи, Кимимаро это смог явственно увидеть. Даже не смотря на то, что он был весьма слаб в сенсорных способностях, чакра того, кого он пытался сдержать, была явственно ощущаемой, причем весьма разнящейся от обычной чакры. Было в ней что-то более естественное, первобытное, в ней чувствовалась мощь океанов, твердость земли, шум лесов, пламя вулканов и ураганный ветер. Казалось, такой напор невозможно сдержать и Кагуя действительно ощущал, насколько это сложно, казалось, что Джуго вот-вот продавит его, сметет с пути и ринется на своих обидчиков. Но лицо, обрамленное белыми волосами было все так же спокойно, глядящие в дикую ярость зеленые глаза не выражали ни одной эмоции. Он надеялся, что при помощи господина Орочимару-сама, тот сможет научиться контролировать эту бешеную силу, что у него получится не впадать в ярость, держать свое тело под контролем, тогда он станет еще более ценным дополнением к бесчисленным слугам хозяина. А еще, тогда он останется жив и будет навсегда освобожден из своей темницы. Кимимаро надеялся на это.

+1

9

Такое чувство, что время тянулось, словно липкая вязкая масса. Джуго ощущал себя будто замедленным - вот он делает шаг, а вот и второй; чудовищный нечеловеческий кулак заносится назад, набирая силу, чтобы  пробить решётку, за которой находились пленные. Они, в свою очередь, затихли и отпрянули назад - всё-таки рыжий выглядел жутко, на его лице, в его взгляде и движениях читалась только неконтролируемая злоба и желание отнимать жизни. И кто знает, может он действительно способен вырвать железные прутья и добраться до людей. Наверное, в этот момент многие из них были впервые благодарны за то, что находятся под какой-никакой защитой решетки.

Что ж, теперь Джуго знает, куда не нужно сворачивать. Раз уж здесь есть такие личности, которые могут его спровоцировать, лучше вообще больше не попадаться им на глаза. Ещё лучше - просто сидеть в камере и никуда не выходить. Сейчас ему повезло - рядом был Кимимаро, который уже второй раз вытаскивает рыжего из этой бездны. Он совершенно не боится, остаётся спокойным, хладнокровным.. Это было в какой-то мере удивительно для Джуго, который был подобен бурлящему вулкану, извергающемуся в самый неподходящий момент. Беловолосый же, наоборот, будто большая и спокойная ледяная река, течение которой без усилий пробивает себе путь через любые камни.

Несколько раз Джуго пытался вырваться, но кости были удивительно крепкими. Кости обычных людей намного более хрупкие, что натолкнуло рыжего на мысль, что Кимимаро может контролировать прочность частей своего скелета. Удивительная способность, открывающая множество возможностей... Рыжий тихо зарычал, придя к выводу, что выбраться не удастся. Спокойный голос беловолосого прозвучал так, словно ведро ледяной воды вылили на голову в жаркую погоду. Тон, которым была произнесена фраза - такой, будто бы Кимимаро каждый день только и занимался тем, что обездвиживал разбушевавшихся безумцев. Именно это и было тем, что требовалось, чтобы "успокоить" двуликого. Когда всё внутри бушевало, дикость рвалась на волю, страх окружающих мог только раззадорить Джуго. А эта бесстрастность и полнейшее отсутствие боязни вводили в ступор даже это безумное "животное". До сих пор не могу поверить, что он меня не боится.

Рыжеволосый тяжело дышал, но огненные пятна начали постепенно сползать с его тела. Выражение лица медленно менялось - на смену дикому оскалу приходили смятение и испуг. Хлопая глазами, он переводил взгляд то на Кимимаро, то на пленников, которые тихо застыли, наблюдая за происходящим.
-Опять, это... - слова не укладывались в предложения, мысли путались. Чувство, будто бы в голове побывал кто-то другой и всё переворотил. -П-прости! - произнёс Джуго, постепенно осознавая, что только что он чуть не угробил пленников человека, который любезно предложил ему помощь, а также который был очень важен для Кимимаро. Всё ещё находясь в плену костей, рыжеволосый ощущал, как приступ постепенно уходит. Всплески чакры, исходящие от него, медленно угасали. - Спасибо. Кимимаро, я даже не знаю... - он запнулся, подбирая слова. - Не хочу думать, что могло бы случиться. Я не хочу убивать. - нотки испуга всё ещё звучали в голосе рыжего, но теперь с ними приходило и осознание происходящего. Он боялся не за себя - нет, свою собственную жизнь двуликий уже давно не ценил. Он боялся за людей, которые чуть не стали жертвами происходящего. И за Кимимаро.

+2


Вы здесь » Naruto: Desolate » Стена памяти » Некоторые тюрьмы не имеют стен


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC